January 5th, 2021

Ведь ни у кого нет права говорить ребенку, что он не должен был рождаться в этом догорающем мире

Хаяо Миядзаки — 80

Я признаю: рисованная анимация умирает. Мастера рисованной анимации скоро станут не нужны, как когда–то стали не нужны создатели фресок
Но я счастлив, что мне довелось провести в этом умирающем ремесле больше сорока лет

Жизнь — это просто мерцающий в темноте свет

Главный герой большинства моих фильмов — девочка
Я могу очень долго объяснять, что я хочу этим сказать и как я к этому пришел, но лучше ограничиться кратким ответом: все дело в том, что я очень люблю женщин

Вдохновение можно найти даже в прогнозе погоды

Я полагаю, что детские души наследуют историческую память предыдущих поколений
Потом, когда они начинают взрослеть, доставшаяся им память становится все более и более недосягаемой
Поэтому больше всего на свете я хочу сделать фильм, который способен разбудить в людях эту память
Если я сделаю это, я точно смогу умереть счастливым

Мы живем в эпоху, когда дешевле и выгоднее купить права на фильм, чем снять его

Я законченный пессимист
Но если у кого–то из коллег рождается ребенок, все что мне остается — это пожелать ему счастливого будущего

Ведь ни у кого нет права говорить ребенку, что он не должен был рождаться в этом догорающем мире
И мы никак не можем ему помочь — разве что благословить его
Собственно, думая об этом, я и делаю свои фильмы

Хороший детский фильм нужно снимать для взрослых

    Стелс Второй мировой



    Нет, сейчас мы не будем обсуждать секретные немецкие технологии, хотя там очень много интересного. Сейчас мы поговорим про советский самолетик.

    Наиболее примитивный боевой самолёт Великой Отечественной войны был, как ни странно, ещё и самым летающим, а также одним из самых точных.

    Предельно устаревший биплан У-2 в 1941–1945 годах вовсе не был оружием психологической войны, каким его считают сегодня. Напротив, это было довольно высокоточное и живучее оружие. Его лётчики сделали больше боевых вылетов, чем пилоты любого другого советского самолёта. Немцы попытались — хотя и не смогли — скопировать его успех, а северокорейцы показали, что машина эффективна даже против реактивной авиации с радарами. Попробуем разобраться, как деревянно-полотняный небоевой самолёт добился таких неожиданных успехов.

    Collapse )