Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

#банстыд.

Как мегафон обманывает своих пользователей.

Вы звоните своему знакомому на телефон, зарегистрированный в компании Мегафон. В ответ слышите гудки и как бы он снимает трубку, но в ответ тишина (голосовая почта не подключена). Ещё раз или два пытаетесь дозвониться, но с тем же успехом. Потом звоните с МГТС и слышите, что абонент не доступен. Звоните на 0500 в мегафон и вам подтверждают эту информацию. Вопрос кто снимает трубку и за какой разговор мегафон списывает деньги?
Несколько месяцев назад я уже ругался с ними по этому поводу и после получения "плюшек" это безобразие прекратилось, но, как говаривал наш незабвенный Виктор Степанович:" Никогда такого не было и вот опять".
Сама схема разговоров с операторами мегафона для получения "плюшек" такова:
1) Звоните и вежливо, но убедительно рассказываете про то, как уже устали от плохого качества связи. В компенсацию вам дают "плюшку" от 300 до 500р.
2) Через 3-4 дня повторяете звонок, т.к. качество не улучшилось. Получаете половину первой "плюшки".
3) Через неделю звоните и, указав на многолетний этап струдничества, толсто намекаете на переход к другому оператору. Далее вам следует звонок от оператора по типу "...взволнован крайне и сообщением нас потяс, будто.." вам предоставляется эксклюзивная скидка 20-30% на любой ваш тариф.
Шаги 1 и 2 можно периодически повторять.
Товарищи, ударим "плюшками" по мошенниками и деньгокрадам!

улыбка

Страшная месть) или вечера на Хуторе...

Оригинал взят у prosto_mariya27 в Страшная месть) или вечера на Хуторе...
Оригинал взят у capelman в Сходил в украинский ресторан.
1350486400_1-kanal
Заказал еды и побольше. Всё понадкусывал. Нажрался горилки. Устроил скандал за то, что цены высокие. Устроил пьяный дебош и скачки на столе. Избил поваров и официанток.  Директора ресторана назвал хуйлом. Денег не дал , но обещал заплатить , когда цену за харчи скинут. На последок пригрозил судом за то, что бесплатно не накормили. Ушёл, громко хлопнув дверью  !         dikiy_muzhyk

Муаммар

Джейми Оливер показал из чего на самом деле делаются гамбургеры Макдональдс

Оригинал взят у igor_golovin в Джейми Оливер показал из чего на самом деле делаются гамбургеры Макдональдс
Collapse )

Чем выше сознание общества - тем скорее «Макдональдс» банкрот.

Муаммар

Какой чёрт дёрнул Францию в Африку?

     Продолжение саги о романе Франции и Африки. Мали мы временно проехали. Итак, поглядим ка мы внимательно на соседей Мали.

     Сначала глянем на Запад. Почему на Запад, а не на Восток? Да потому что для Аль-Каиды солнце всегда встаёт на Западе. К западу от Мали находится территория Мавритании, Вы не поверите, но это тоже бывшая колония Франции, как и Мали. Мавритания ничего особенного, из себя, не представляет, почти сплошь пустыни. Самая засушливая страна в Африке. Политическая жизнь почти как у всех соседей - перевороты за переворотами и снова перевороты. Вот уже почти наши дни, и что Вы думаете, опять переворот! А и правда, что тут особенного? Бывшая колония Франции и только. Как правило, во всех бывших колониях Франции происходят перевороты, причём с завидной регулярностью. Руку мастера, набитую на дворцовых переворотах, не спрятать даже в кромешной тьме африканских ночей.

     Так что, Мавритания бывшая колония Франции и только? Нет, не только! Мавритания, последняя страна в мире, отменившая рабство. Было это в 2007 году. В Мавритании рабство отменяли и боролись с его проявлениями с завидной регулярностью. Первую робкую попытку сделали в 1905 году, на этом настояла Франция. Не вышло! А может быть, для Франции - это было не очень интересно? Вот – это ближе к истине. А если сказать честно, то для Франции рабство в Мавритании было выгодно. Французам очень удобно было работать в стране, куда не надо было завозить в большом количестве своих надсмотрщиков. А зачем? Местные рабовладельцы не работают в принципе, но страстно блюдут свои интересы. Хозяину достаточно сделать едва заметный жест и его раб будет пахать в поте лица, за него и на того (французского) дядю. В Мавритании раб – это действительно раб, если его господин скажет: Jamal надо! То его раб будет пахать буквально от зари и до заката. Раб будет искренне благодарить, и превозносить в молитвах своего хозяина и благодетеля. В этом вся суть местной специфики рабства. Какой
надсмотрщик сравнится в эффективности с местными рабовладельцами, чужими руками легче как карать, так и миловать, а заодно выкачивать из страны ресурсы.
[Spoiler (click to open)]
    Вторую попытку, отменить рабство в Мавритании, местные власти захотели свершить в 1961 году. Эту попытку делали больше для проформы, для мировой общественности. Как-никак Мавритания стала независимым государством и должна была подтвердить свою “взрослость” отменой рабства. Они его и отменили. Но тут же забыли о своём громком заявлении. Мавр сначала слово дал, а потом хорошенько подумал и забрал его обратно, ведь он хозяин своего слова. Хочу - даю, хочу - беру обратно. В это время Мавритании было не до рабства, политики делили портфели. Предпоследний раз, Мавр слово дал в 1981 году и рабство опять отменили. И что? Да ничего. Как было рабство в Мавритании, так оно там и осталось. Последнее, Маврское предупреждение-решение, было дано в 2007 году, в этот раз даже решили сажать рабовладельцев в тюрьмы. Время идёт, а тюрьмы Мавритании так и остались без рабовладельцев. В реалиях Мавритании - это последнее предупреждение, лучше считать крайним. Исполнение законов в Мавритании возможно только на бумаге, а правила жизни диктует исключительно клановая и племенная принадлежность.

     Основным населением страны являются мавры. Как Вы догадываетесь, потому-то страна и была наречена Мавританией. Испокон веков Мавритания была своеобразным перекрёстком и пограничным регионом, где граничили ареалы расселения европеоидных и негроидных рас. А собственно, кто такие мавры?
Это общее название арабов и берберов закрепившееся в латинской транскрипции как Mauri. Арабы завоевавшие большую часть Северной Африки, тех же берберов. А потом, арабы и берберы, уже как союзники, вместе завоевали Пиренеи. Так в Европе их окрестили маврами. Сами мавры, в Мавритании, пришлые люди, они вытеснили с этих земель негров проживавших в оазисах и вдоль рек, а также негров скотоводов. Были и такие.

     Вот они то, арабы и берберы, и есть европеоидные народы. Смесь, завоевателей арабов и части берберских племён, стала прародителями мавров. Они считаются белыми маврами. Соответственно официальный язык Мавритании, арабский, и естественно французский. На французском языке говорят все бывшие колонии Франции в Западной Африке - это соседи Мавритании. А почему только часть берберов, а не все? Потому что многочисленные берберские племена полтора тысячелетия кочевали по региону, и активно перемешивались с негроидными племенами Западной Африки. Потому-то среди мавританцев очень много темнокожих жителей.

     А потом в эти края пришли арабы, они в первую очередь захватывали оазисы и водные ресурсы, а заодно стали силой загонять берберов в ислам. Арабы пришли в Северную Африку с Аравийского полуострова, там их слишком много расплодилось, а кушать-то всегда охота. Большая часть берберов, приняли ислам и стали частью элиты Мавритании. Главными считаются арабы, они же белые мавры. “Чистые” берберы, стоят с арабами на одной ступени и входят в клан белых мавров. В Мавритании проживают ещё и туареги, но их относительно мало, а их роль в жизни страны ничтожна.

    А кто же тогда из негроидных рас в Мавритании? Обыкновенные негры. На юге современной Мавритании проживают различные племена негров. Вот они то, и есть чёрные мавры – это третья группа населения, проживающая в Мавритании. Современные границы в Африке, сложились после колониальной делёжки континента Европой, а не в результате естественного хода истории и расселения народов и племён по ареалам их обитания. Большинство чёрных племён в Мавритании, арабы тоже исламизировали, а между делом обратили их в своих рабов. Обосновав этот шаг якобы канонами ислама. По мысли местных толкователей ислама, чёрный, не может быть достойным мусульманином, и он просто обязан быть рабом белых господ, истинных носителей ислама. Так, в течение многих веков, рабство в Мавритании, превратилось в своеобразный образ жизни для трёх основных групп населения страны. Арабы и берберы – это белые мавры, они же господа и “кормильцы” своих рабов. А рабы - это в основном негры, они же чёрные мавры. Рабство в Мавритании счастливо дожило и до наших дней, всё так же прикрываясь канонами ислама. В современной Мавритании, рабство трансформировалось из принудительного рабства, в добровольное рабство. Малограмотное население Мавритании не может себя самостоятельно прокормить, а государству до этого нет дела.

     Государство Мавритания – это и есть арабо-берберская элита, власть. У этой родоплеменной элиты, больше половины страны родственников, вот они то, как раз и являются рабовладельцами. А кого тогда сажать? Дядю или племянника? Родственники не поймут. Вот те на, как-никак, на дворе 21 век, а под носом у Европы процветает рабство. И что? Да ничего! В период независимости Мавритании, её негласно курировала Франция, на правах бывшей метрополии. Так что спрос должен быть и с Франции, а не только с Мавритании. Франции же в Мавритании нужны только ресурсы и более ничего. Справедливости ради скажем так, Мавритания не одна такая в Африке, на особом счету у Франции. Колоний в Африке у Франции давно нет, но де факто она там правит до сих пор. Где нельзя купить за деньги местных зарвавшихся политиков, значит, либо будет военный переворот или вдруг в дело вступают “летучие повстанцы”. Не мытьём, так катаньем. Политики в Западной и Центральной Африке, они же - как дети, наивно непосредственные и сильно отмороженные. Хочу цацки и всё! Вот с такими оригиналами приходилось работать Франции, ну что тут поделаешь. В последние 50 с лишним лет, в дикой Африке, Франция вынуждена была нести тяжкое бремя просветителя. Судьба. Но кроме моральных издержек, у Франции есть и свои мелкие радости в Африке. Одна из них – это финансовые кандалы, которые французы повесили на своих диких вассалов. В этом деле Франция даст фору самому дяде Сэму. Виртуоз и вышибала. Свой африканский “гарем” Франция не особо баловала, а если сказать проще, она держала его, буквально, в чёрном теле. Мало того, Франция нацепила пояс верности на своих наложниц, а золотой ключик от него, пояса верности, держала у себя в парижских сейфах. Весь постколониальный период, Франция ревностно следила за своими наложницами. На все попытки флирта чужаков, с Африкой, а тем паче, влезть в их общую постель с Африкой, Франция пресекала на корню. Но времена ныне не те, что были прежде. А какие были раньше времена в Мавритании? Обыкновенные, лихие!

     Независимость от Франции, Мавритания получила в ноябре 1960 года. Жила относительно тихо и мирно, если не считать того, что её территория активно использовалась Францией в борьбе против Алжира. От этого, отношения Мавритании и Алжира были напряжёнными. Ещё Мавританию тяготил территориальный спор с Марокко, из-за территории Западной Сахары – это бывшая колония Испании. Марокко поначалу даже не хотел признавать саму Мавританию, как независимое государство. У Марокко на то были очень веские причины. Но об этом попозже.

     К середине 70 годов 20 века, Испания решила уйти из Западной Сахары. Ей до чёртиков надоело вести вялотекущую партизанскую войну с местными племенами и спорить о принадлежности этих территорий с Марокко и Мавританией. Решение - это возникло у руководства Испании не спонтанно, а после того как стало понятно, эпоха диктатора Франсиско Франко безвозвратно уходит. Диктатор Франко, с 1973 года, фактически отошёл от руководства страной, передав бразды правления военным. К этому времени Франко был уже тяжело больным и старым человеком. В его почтенном возрасте, ему было совсем не до Испании и тем более до её заморских колоний, Франко было за 80 лет. А к ноябрю 1975 году Франко был уже при смерти. Власть и народ Испании морально готовилась к новой эпохе в своей истории, жизни после смерти диктатора Франко. Соседи Испании по Африке, в Марокко и Мавритании, тоже держали руку на пульсе умирающего диктатора Франко. Они торопили Испанию в вопросе принадлежности Западной Сахары, требуя отдать её им. А пуще всех ждали перемен в самой Западной Сахаре, они тоже хотели перемен и как могли торопили эти перемены, организовав массовые протесты местных жителей. Чем ближе была смерть Франко, тем масштабнее были протесты в Марокко и Западной Сахаре.

     В ноябре 1975 года, 14 числа, Испания подписала договор о том, что оставляет территорию Западной Сахары, а Марокко и Мавритания делят её между собой. Марокко отошло 2/3 территории Западной Сахары, а Мавритании досталась треть Западной Сахары. Правда, испанцы не удосужились спросить местное население: а Вы согласны, что мы Вас делим? Так и не спросили. Пришлось местному населению Западной Сахары самим сказать: мы хотим быть независимым государством! С тех пор борьбу за независимость Западной Сахары ведёт фронт ПОЛИСАРИО. Никакой фронт не сможет вести борьбу без внешней подпитки и материальной помощи, вот и у фронта ПОЛИСАРИО были щедрые друзья, один из друзей – это Алжир. Вторым номером была Ливия, Муаммар Каддафи был ярым сторонником фронта ПОЛИСАРИО. Отметился здесь и СССР. Но главным спонсором фронта ПОЛИСАРИО, всё же был Алжир. В 1976 году фронт ПОЛИСАРИО объявил о создании Сахарской Арабской Демократической Республике. И надо же такому случиться, Алжир первым признал новое государство САДР. С территории Алжира ПОЛИСАРИО получал оружие и топливо, там же проходили подготовку и партизаны. Естественно, что в Алжире базировалось и временное правительство САДР. У Алжира был свой интерес, об этом мы узнаем так же чуть позже.

      Мавританию в войне против ПОЛИСАРИО, в Западной Сахаре, поддерживала Франция, оружием, авиацией и инструкторами. А как Франции не помогать Мавритании, если фронт ПОЛИСАРИО поддерживал Алжир. Дело принципа, враг моего врага - мой друг. Тем более, если враг – это Алжир. Алжир замёл имперское прошлое Франции под грязный коврик, лежащий перед входом в глинобитную хижину Африки. Самой кровоточащей занозой в сердце Франции, как раз был Алжир – вырвавший свою свободу у Франции в вооружённой борьбе. По Французской конституции, Алжир был неотъемлемой территорией Франции, и французы совсем не собирались уходить из Алжира. Но начиная с 1954 года в Алжире начала разворачиваться партизанская война, с переменным успехом она продолжалась до 1962. В 1962 году Алжир провёл референдум о независимости, и большинство населения страны проголосовали за независимость.

     Франция ничего не оставалось, как признать независимость Алжира. Партизанская война конечно же измотала Францию, но не это стало главной причиной ухода французов из Алжира, и признание его независимости. К этому Французов подталкивали США и Англия. Почему? Потому, что мир изменился! Мировая политика находилась под давлением идей социализма, и капитализм был вынужден временно отступить. Франция после ухода из Алжира, постепенно потеряла там все свои военно-воздушные и военно-морские базы, а самое главное – атомный полигон. Кроме того, из Алжира во Францию вынуждены были бежать миллионы французов и алжирцев, поддерживавших колониальную власть. А Франция после поражения в Алжире, даже решила покинуть НАТО. Пусть и не сразу, но она это сделала в 1966 году. Элиты Франции, фактической капитуляцией и бегством из Алжира, выбрали другой путь порабощения Африки, через финансовые сети. Выбор был очень даже верный, он проработал, почти без сбоев и больших потерь, в течение 50 лет с гаком. Это краткое отступление, о “любви” Франции и Алжира. Так, что … . У Франции были очень веские причины, из за чего она точила зубы, на Алжир.

     Как Франция не помогала Мавритании, но не в коня корм оказался. Пришлось гальским петушкам организовать очередной переворот в Мавритании, а уж новый диктатор якобы потерял интерес к Западной Сахаре и отвел свои войска из региона. Было это в 1979 году. Война с партизанами в Западной Сахаре была совсем не популярна среди населения Мавритании, так как там проживали многие родственные им племена берберов. Вот такой краткий экскурс по Мавритании, и её соседям “арабам”.

     Во как у них всё запутанно и переплетено! Ну что поделаешь, тяжёлое наследство прошлого, арабского нашествия и просвещённого колониализма. Но мы ещё вернёмся к Мавритании, но в самом конце саги о Северной Африке!

Наш путь лежит через пески Сахары к горным вершинам Атласа.
В Марокко!

Альберт Пирманов

 
Муаммар

Классики о голодовке.

Роли исполняют : Лоханкин - Шеин, Варвара - избиратели, Птибурдуков - Столяров.

Ровно в шестнадцать часов сорок минут Васисуалий Лоханкин объявил голодовку.

Он лежал на клеенчатом диване, отвернувшись от всего мира, лицом к выпуклой диванной спинке. Лежал он в подтяжках и зеленых носках, которые в Черноморске называют также карпетками.

Поголодав минут двадцать в таком положении, Лоханкин застонал, перевернулся на другой бок и посмотрел на жену. При этом зеленые карпетки описали в воздухе небольшую дугу. Жена бросала в крашеный дорожный мешок свое добро: фигурные флаконы, резиновый валик для массажа, два платья с хвостами и одно старое без хвоста, фетровый кивер со стеклянным полумесяцем, медные патроны с губной помадой и трикотажные рейтузы.

-- -- Варвара! -- сказал Лоханкин в нос. Жена молчала, громко дыша.

-- Варвара! -- повторил он. -- Неужели ты в самом деле уходишь от меня к Птибурдукову?

-- Да, -- ответила жена. -- Я ухожу. Так надо.

-- Но почему же, почему? -- сказал Лоханкин с коровьей страстностью.

Его и без того крупные ноздри горестно раздулись. Задрожала фараонская бородка.

-- Потому что я его люблю.

-- А я как же?

-- Васисуалий! Я еще вчера поставила тебя в известность. Я тебя больше не люблю.

-- Но я! Я же тебя люблю, Варвара!

-- Это твое частное дело, Васисуалий. Я ухожу к Птибурдукову. Так надо.

-- Нет! -- воскликнул Лоханкин. -- Так не надо! Не может один человек уйти, если другой его любит!

-- Может, -- раздраженно сказала Варвара, глядясь в карманное зеркальце. -- И вообще перестань дурить, Васисуалий.

-- В таком случае я продолжаю голодовку! -- закричал несчастный муж. -- Я буду голодать до тех пор, покуда ты не вернешься. День. Неделю. Год буду голодать!

Лоханкин снова перевернулся и уткнул толстый нос в скользкую холодную клеенку.

-- Так вот и буду лежать в подтяжках, -- донеслось с дивана, -- пока не умру. И во всем будешь виновата ты с инженером Птибурдуковым.

Жена подумала, надела на белое невыпеченное плечо свалившуюся бретельку и вдруг заголосила:

-- Ты не смеешь так говорить о Птибурдукове! Он выше тебя!

Этого Лоханкин не снес. Он дернулся, словно электрический разряд пробил его во всю длину, от подтяжек до зеленых карпеток.

-- Ты самка, Варвара, -- тягуче заныл он. -- Ты публичная девка!

-- Васисуалий, ты дурак! -- спокойно ответила жена.

-- Волчица ты, -- продолжал Лоханкин в том же тягучем тоне. -- Тебя я презираю. К любовнику уходишь от меня. К Птибурдукову от меня уходишь. К ничтожному Птибурдукову нынче ты, мерзкая, уходишь от меня. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним. Волчица старая и мерзкая притом!

Упиваясь своим горем, Лоханкин даже не замечал, что говорит пятистопным ямбом, хотя никогда стихов не писал и не любил их читать.

-- Васисуалий! Перестань паясничать, -- сказала волчица, застегивая мешок. -- Посмотри, на кого ты похож. Хоть бы умылся. Я ухожу. Прощай, Васисуалий! Твою хлебную карточку я оставляю на столе.

И Варвара, подхватив мешок, пошла к двери. Увидев, что заклинания не помогли, Лоханкин живо вскочил с дивана, подбежал к столу и с криком: "Спасите!" -- порвал карточку. Варвара испугалась. Ей представился муж, иссохший от голода, с затихшими пульсами и холодными конечностями.

-- Что ты сделал? -- сказала она. -- Ты не смеешь голодать!

-- Буду! -- упрямо заявил Лоханкин.

-- Это глупо, Васисуалий. Это бунт индивидуальности.

-- И этим я горжусь, -- ответил Лоханкин подозрительным по ямбу тоном. -- Ты недооцениваешь значения индивидуальности и вообще интеллигенции.

-- Но ведь общественность тебя осудит.

-- Пусть осудит, -- решительно сказал Васисуалий и снова повалился на диван.


Варвара молча швырнула мешок на пол, поспешно стащила с головы соломенный капор и, бормоча: "взбесившийся самец", "тиран", "собственник", торопливо сделала бутерброд с баклажанной икрой.

-- Ешь! -- сказала она, поднося пищу к пунцовым губам мужа. -- Слышишь, Лоханкин? Ешь сейчас же. Ну!

-- Оставь меня, -- сказал он, отводя руку жены. Пользуясь тем, что рот голодающего на мгновение открылся, Варвара ловко впихнула бутерброд в отверстие, образовавшееся между фараонской бородкой и подбритыми московскими усиками. Но голодающий сильным ударом языка вытолкнул пищу наружу.

-- Ешь, негодяй! -- в отчаянии крикнула Варвара, тыча бутербродом. -- Интеллигент!

Но Лоханкин отводил лицо и отрицательно мычал. Через несколько минут разгоряченная, вымазанная зеленой икрой Варвара отступила. Она села на свой мешок и заплакала ледяными слезами.

Лоханкин смахнул с бороды затесавшиеся туда крошки, бросил на жену осторожный, косой взгляд и затих на своем диване. Ему очень не хотелось расставаться с Варварой. Наряду с множеством недостатков y Варвары были два существенных достижения: большая белая грудь и служба. Сам Васисуалий никогда и нигде не служил. Служба помешала бы ему думать о значении русской интеллигенции, к каковой социальной прослойке он причислял и себя. Таким образом, продолжительные думы Лоханкина сводились к приятной и близкой теме: "Васисуалий Лоханкин и его значение", "Лоханкин и трагедия русского Либерализма", "Лоханки и его роль в русской революции". Обо всем этом было легко и покойно думать, разгуливая по комнате" фетровых сапожках, купленных на Варварины деньги, и поглядывая на любимый шкаф, где мерцали церковным золотом корешки брокгаузовского энциклопедического словаря. Подолгу стаивал Васисуалий перед шкафом, переводя взоры с корешка на корешок. По ранжиру вытянулись там дивные образцы переплетного искусства: Большая медицинская энциклопедия, "Жизнь животных", пудовый том "Мужчина и женщина", а также "Земля и люди" Элизе Реклю.

"Рядом с этой сокровищницей мысли, -- неторопливо думал Васисуалий, -- делаешься чище, как-то духовно растешь".

Придя к такому заключению, он радостно вздыхал, вытаскивал из-под шкафа "Родину" за 1899 года переплете цвета морской волны с пеной и брызгами, рассматривал картинки англо-бурской войны, объявление неизвестной дамы, под названием: "Вот как я увеличила свой бюст на шесть дюймов" -- и прочие интересные штучки.

С уходом Варвары исчезла бы и материальная база, на которой покоилось благополучие достойнейшего представителя мыслящего человечества.

Вечером пришел Птибурдуков. Он долго не решался войти в комнаты Лоханкиных и мыкался по кухне среди длиннопламенных примусов и протянутых накрест веревок, на которых висело сухое гипсовое белье с подтеками синьки. Квартира оживилась. Хлопали двери, проносились тени, светились глаза жильцов, и где-то страстно вздохнули: -- мужчина пришел.

Птибурдуков снял фуражку, дернул себя за инженерский ус и, наконец, решился.

-- Варя, -- умоляюще сказал он, входя в комнату, -- мы же условились...

-- Полюбуйся, Сашук! -- закричала Варвара, хватая его за руку и подталкивая к дивану. -- Вот он! Лежит! Самец! Подлый собственник! Понимаешь, этот крепостник объявил голодовку из-за того, что я хочу от него уйти.

Увидев Птибурдукова, голодающий сразу же пустил в ход пятистопный ямб.

-- Птибурдуков, тебя я презираю, -- заныл он. -- Жены моей касаться ты не смей. Ты хам, Птибурдуков, мерзавец! Куда жену уводишь от меня?

-- Товарищ Лоханкин, -- ошеломленно сказал Птибурдуков, хватаясь за усы.

-- Уйди, уйди, тебя я ненавижу, -- продолжал Васисуалий, раскачиваясь, как старый еврей на молитве, -- ты гнида жалкая и мерзкая притом. Не инженер ты -- хам, мерзавец, сволочь, ползучий гад и сутенер притом!

-- Как вам не стыдно, Васисуалий Андреич, -- сказал заскучавший Птибурдуков, -- даже просто глупо. Ну, подумайте, что вы делаете? На втором году пятилетки...

-- Он мне посмел сказать, что это глупо! Он, он, жену укравший у меня! Уйди, Птибурдуков, не то тебе по вые, по шее то есть, вам я надаю.

-- Больной человек, -- сказал Птибурдуков, стараясь оставаться в рамках приличия.

Но Варваре эти рамки были тесны. Она схватила со стола уже засохший зеленый бутерброд и подступила к голодающему. Лоханкин защищался с таким отчаянием, словно бы его собирались кастрировать. Птибурдуков отвернулся и смотрел в окно на конский каштан, цветущий белыми свечками. Позади себя он слышал отвратительное мычание Лоханкина и крики Варвары: "Ешь, подлый человек! Ешь, крепостник!"

На другой день, расстроенная неожиданным препятствием, Варвара не пошла на службу. Голодающему стало хуже.

-- Вот уже и рези в желудке начались, -- сообщил он удовлетворенно, -- а там цынга на почве недоедания, выпадение волос и зубов.

Птибурдуков привел брата -- военного врача. Птибурдуков-второй долго прикладывал ухо к туловищу Лоханкина и прислушивался к работе его органов с той внимательностью, с какой кошка прислушивается к движению мыши, залезшей в сахарницу. Во время осмотра Васисуалий глядел на свою грудь, мохнатую, как демисезонное пальто, полными слез глазами. Ему было очень жалко себя. Птибурдуков-второй посмотрел на Птибурдукова-первого и сообщил, что больному диеты соблюдать не надо. Есть можно все. Например, суп, котлеты, компот. Можно также -- хлеб, овощи, фрукты. Не исключена рыба. Курить можно, конечно соблюдая меру. Пить не советует, но для аппетита неплохо было бы вводить в организм рюмку хорошего портвейна. В общем, доктор плохо разобрался в душевной драме Лоханкиных. Сановито отдуваясь и стуча сапогами, он ушел, заявив на прощание, что больному не возбраняется также купаться в море и ездить на велосипеде.

Но больной не думал вводить в организм ни компота, ни рыбы, ни котлет, ни прочих разносолов. Он не пошел к морю купаться, а продолжал лежать на диване, осыпая окружающих бранчливыми ямбами. Варвара почувствовала к нему жалость. "Из-за меня голодает, -- размышляла она с гордостью, -- какая все-таки страсть. Способен ли Сашук на такое высокое чувство?" И она бросала беспокойные взгляды на сытого Сашука, вид которого показывал, что любовные переживания не помешают ему регулярно вводить в организм обеды и ужины. И даже один раз, когда Птибурдуков вышел из комнаты, она назвала Васисуалия "бедненьким". При этом у рта голодающего снова появился бутерброд и снова был отвергнут, "Еще немного выдержки, -- подумал Лоханкин, -- и не видать Птибурдукову моей Варвары".

Он с удовольствием прислушивался к голосам из соседней комнаты.

-- Он умрет без меня, -- говорила Варвара, -- придется нам подождать. Ты же видишь, что я сейчас не могу уйти.

Ночью Варваре приснился страшный сон. Иссохший от высокого чувства Васисуалий глодал белые шпоры на сапогах военного врача. Это было ужасно. На лице врача было покорное выражение, словно у коровы, которую доит деревенский вор. Шпоры гремели, зубы лязгали. В страхе Варвара проснулась.

Желтое японское солнце светило в упор, затрачивая всю свою силу на освещение такой мелочишки, как граненая пробка от пузырька с одеколоном "Турандот". Клеенчатый диван был пуст. Варвара повела очами и увидела Васисуалия. Он стоял у открытой дверцы буфета, спиной к кровати, и громко чавкал. От нетерпения и жадности он наклонялся, притопывал ногой в зеленом носке и издавал носом свистящие и хлюпающие звуки. Опустошив высокую баночку консервов, он осторожно снял крышку с кастрюли и, погрузив пальцы в холодный борщ, извлек оттуда кусок мяса. Если бы Вар papa поймала мужа за этим занятием даже в лучшие времена их брачной жизни, то и тогда Васисуалию пришлось бы худо. Теперь же участь его была решена.

-- Лоханкин! -- сказала она ужасным голосом. От испуга голодающий выпустил мясо, которое шлепнулось обратно в кастрюлю, подняв фонтанчик из капусты и морковных звезд. С жалобным воем кинулся Васисуалий к дивану. Варвара молча и быстро одевалась.

-- Варвара! -- сказал он в нос. -- Неужели ты, в самом деле, уходишь от меня в Птибурдукову? Ответа не было.

-- Волчица ты, -- неуверенно объявил Лоханкин, -- тебя я презираю, к Птибурдукову ты уходишь от меня...

Но было уже поздно. Напрасно хныкал Васисуалий о любви и голодной смерти. Варвара ушла навсегда, волоча за собой дорожный мешок с цветными рейтузами, фетровой шляпой, фигурными флаконами и прочими предметами дамского обихода.