Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Виктория

Блокада украинского флота в Севастополе

Оригинал взят у bmpd в Блокада украинского флота в Севастополе
Помимо блокады Южной военно-морской базы военно-морских сил Украины (ВМСУ) в Донузлаве путем затопления списанного БПК "Очаков", Черноморский флот ВМФ России с начала марта организовал блокаду главных сил ВМСУ непосредственно в Севастополе.

Непосредственный выход из Севастополя в море перекрыт целой выстроенной "цепью" из десяти кораблей, катеров и плавсредств ЧФ, включая морской транспорт вооружения "Генерал Рябиков" проекта 323В, морской тральщик "Турбинист" проекта 266М, морской буксир МБ-173 проекта 733, плавучий кран и шесть различных катеров. Еще один морской тральщик и два буксира выстроены около стоящих в Северной бухте Севастополя трех единиц ВМС Украины - корабля управления U510 "Славутич", корвета U209 "Тернополь" и морского буксира U830 "Корец". Основное количество единиц ВМСУ находится в Стрелецкой бухте, где они дополнительно "подблокированы" морским буксиром МБ-23 проекта 733 и двумя несамоходными судами-мишенями.


general_ryabikov_22

Морской транспорт вооружения "Генерал Рябиков" проекта 323В и морской буксир МБ-173 проекта 733 Черноморского флота ВМФ России, блокирующие выход из Севастопольской бухты. 06.03.2014 (с) А. Бричевский / flot.sevastopol.info


Collapse )

Муаммар

Эскадра ВМФ России движется в Средиземное море. Хроника похода.

Оригинал взят у flackelf в Эскадра ВМФ России движется в Средиземное море. Хроника похода.
Автор записей ,из которых я создал свой пост ,Ayup-han9 с Севастопольского форума.

6 декабря
6 декабря, как и планировалось, тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» вышел из Североморска в район Северо-Восточной Атлантики и Средиземного моря.
Как заверил руководитель пресс-службы Северного флота капитан первого ранга Вадим Серга, это происходит в соответствии с планом боевой подготовки ВМФ России.
Помимо авианесущего крейсера, в походе участвуют большой противолодочный корабль «Адмирал Чабаненко» и суда обеспечения - спасательно-буксирное судно «Николай Чикер», танкеры «Сергей Осипов», «Вязьма», «Кама»..."
Что любопытно, так это присутствие значительно большего количества танкеров, чем требуют потребности двух кораблей СФ. Авиагруппа "Кузнецова" составляет восемь палубных истр*бителей Су-33, предположительно два штурмовика Су-25 УТГ и два противолодочных вертолета Ка-27 (состав авиагруппы будет уточняться)
На сегодняшний день корабли прошли морской рубеж Нордкап – Медвежий ,очень примечательный для моряков СФ рубеж  и вышла в Северную Атлантку. За 4 дня плавания корабли на ходу отработали ряд задач противолодочной и противовоздушной обороны и комплекс внутрикорабельных учений (борьба за живучесть и т.п.).

"Кузнецов" и норвежский фрегат "Р. Амудсен" в районе Фареро-Исландского рубежа.
Изображение

Collapse )

Муаммар

Сотрудничество Сирии и СССР в военно-морской области. Часть 2.

ПМТО в порту Тартус. ч.2

            В середине февраля 1981 г. в Дамаск прибыла представительная советская делегация во главе с первым заместителем главкома ВМФ адмиралом Н.И.Смирновым. Ей предстояло выбрать место для создания советских баз в Сирии. Делегация тщательно обследовала все побережье и остановилась на обширном участке между Латакией и Тартусом. Это было идеальное место для создания базы ВМФ, а сзади нее - аэродром для прикрытия базы с воздуха. Адмирал докладывал, что это можно сделать за полгода. Но в советском руководстве не было  единства по вопросу  о создании советских баз в Сирии, который в условиях разгорающегося конфликта с Израилем приобретал особую чувствительность. Министр обороны Устинов доказывал, что в наших интересах создать не только базы в Сирии, но и разместить там для их защиты советские войска и боевые самолеты. Эго самым надежным образом остудит воинственный пыл Израиля и продемонстрирует всему миру, что Советский Союз не бросает друзей в беде. В свою очередь министр иностранных дел Громыко высказывался в том духе, что посылать наших солдат в Сирию никак нельзя. У нас нет возможностей обеспечить им поддержку в случае чрезвычайных обстоятельств и они могут превратиться в заложников. А это грозит втянуть Советский Союз в глобальный конфликт. Арбитром выступил Генеральный секретарь ЦК КПСС Андропов. Под его личным наблюдением в мае 1981 г. была срочно составлена Записка в ЦК, в которой указывалось, что нельзя соглашаться с сирийскими условиями, о подчинении им советских подразделений. Но далее следовала почти дословно позиция военных: дать согласие на размещение  пункта   материально-технического обеспечения (ПМТО) в Тартусе и для его прикрытия разместить зенитно-ракетный полк (всего 2 тысячи военнослужащих). На втором этапе, начиная с 1983 г., разместить дополнительно истребительный авиационный смешанный полк авиации ВМФ и развернуть зенитный ракетный полк в бригаду. Численность совет военнослужащих довести до 6 тысяч человек. 14 мая 1981 г. президент Сирии Асад прибыл в Москву с секретным визитом, 15 мая он встречался с советским руководством, и получил согласие на размещение советских войск - зенитно-ракетного полка на территории Сирии, что «… наполняет Договор о дружбе с Сирией конкретным содержанием».  Но о создании баз в Сирии окончательно так и не договорились. 

В июне 1981 г. во время очередного посещения Сирии делегации адмирала Смирнова, удалось договориться по четырем главным, положениям будущего соглашения, которое предусматривало:

А.) Заход советских военных кораблей в порты Сирии.

Б.) Создание ПМТО в Тартусе, где предусматривалось разместить плавучий док и построить склады для снаряжения, продовольствия и боеприпасов. Для их обслуживания в Сирию будет направлено до 500 советских военнослужащих. Кроме того предусматривалось создание двух стоянок для военных кораблей на одном из островов близ Тартуса и в бухте ближе к Латакии. Всего там могло быть принято до 20 кораблей.

В.) Размещение советских военных самолетов на аэродроме Тйфор и других аэродромах, которые будут определены в протоколе к этому соглашению. В 1981 году там будут размещены разведывательные самолеты, летающие лодки и полк истребительной авиации, численностью в 46 самолетов и 4 вертолета. Для их обслуживания будет размещено 2700 советских военнослужащих в Тифоре и 250 военнослужащих в пункте наведения.

Г.) Разведывательные самолеты и летающие лодки, как это уже было в Египте, будут носить опознавательные знаки Советского Союза, а истребители - Сирии. Начиная с 1983 года, в Сирии будет размещен дополнительно смешанный авиаполк из 40 самолетов.

Несмотря на сложности, дело создания ПМТО продвигалось вперед. Вспоминает полковник Ситник А.И. выполнявший работу с января 1982 г. по май 1984 г. по линии ГТУ в Сирии: «Запомнилась мне в Сирии еще одна очень большая и ответственная работа, в которой довелось участвовать. Это был выбор места, определение сооружений и, соответственно, объема работ и стоимости, проведения технико-экономического обоснования целесообразности базы для средиземноморской эскадры ВМФ СССР. В отличие от ВМС США, наши корабли не имели пунктов базирования в районах несения боевой службы.

Министерству обороны СССР и Главному техническому управлению ГКЭС было поручено выполнить эту работу и по ее результатам внести соответствующие предложения в правительство СССР. Работу возглавил первый заместитель Главнокомандующего ВМФ начальник Главного штаба ВМФ адмирал флота Н.И. Смирнов. Было проработано несколько вариантов, в том числе создание такой базы в районах портов Латакия и Тартус. К сожалению, дальнейшего развития по разным причинам (включая причины чисто политического и экономического характера) эта работа не получила.»

Главный военный советник в Сирии Григорий Павлович Яшкин вспоминал: «Зимой-весной 1982 года,  советское руководство очень сильно давило на нас с послом, чтобы мы помогли решить вопрос с размещением в Сирийской Арабской Республике контингента наших войск: тыловой базы для 5-й Средиземноморской эскадры, 3-4 зенитно-ракетных бригад и нескольких полков истребительной авиации. Москва не хотела потерять свое влияние на Ближнем Востоке и саму Сирию, вооруженные силы которой были втянуты в братоубийственную войну с отрядами «Ливанского фронта» - «фалангистами», поддерживаемыми Израилем, и в операции внутри страны против экстремистов оппозиционных сил «Братьев мусульман»». Опасность втягивания СССР в войну  возрастала многократно. И только 8 апреля 1982 г. эта опасность была предотвращена. Из шифротелеграммы: «Дамаск. Совпослу... Только для вас и главного военного советника. Постановление Политбюро ЦК КПСС № 723 от 8.4.82 г. В целях поддержания режима X. Асада в его борьбе с антиправительственными выступлениями внутри страны и арабской реакцией признано целесообразным с нашей стороны не увязывать соглашение «О размещении» с соглашением «О поставках». Л. Брежнев».

12 мая 1983 г. Политбюро одобрило предлагавшийся сирийцами проект соглашения о создании пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) в районе порта Тартус и заходах советских военных кораблей в территориальные воды и порты Сирии. Для подписания такого соглашения сразу же была направлена в Дамаск правительственная делегация во главе с первым заместителем главкома ВМФ Н. И. Смирновым, с тем чтобы после его подписания немедленно командировать в Сирию до 1000 военных специалистов. Андропов так резюмировал этот шаг: «Мы не только укрепляем свои собственные позиции но и обеспечиваем безопасность своих друзей.»

В 1984 г. в сирийском порту Тартус был создан 720-й пункт материально-технического базирования, с подчинением заместителю командующего ЧФ по тылу. На выделенной сирийской стороной территории был установлен плавпричал ПМ-61М, построено административно-хозяйственное здание, два хранилища типа СРМ, дизельный цех, казарма, столовая и другие хозяйственные объекты, постоянно стала базироваться плавмастерская.

С 1985 г. после перелета экипажей 30-го разведывательного полка ВВС ЧФ в Сирию на аэродром Тифор начались регулярные вылеты на боевую службу в Средиземном море самолетов «ТУ-16Р» с задачей воздушной разведки и выявления районов действия АУГ и КУГ ВМС НАТО.

ПМТО активно использовалась, в середине 80-х  ежегодно в сирийском порту Тартус проводились межпоходвые ремонты (МПР) 7 подводных лодок и 8 надводных кораблей. Казарменные помещения позволяют разместить полностью экипаж одной ПЛ. объект занимает площадь в 2,3 га, но пока сирийская сторона денег за аренду земли не требует, также как за электроэнергию и воду для технических нужд. Постоянно шло развитие инфраструктуры базы, в 1987-1988 гг. отдельный мобильный инженерный батальон - ОМИБ ЧФ  выполнил работы по созданию пункта маневренного базирования в Тартусе.

В начале 90-х из-за развала Советского Союза прекращения существования Средиземноморской эскадры ПМТО в Тартусе едва не прекратило существование. В 1996 г. ПМТО уже в сокращенном составе обеспечил заход в Тартус отряда российских кораблей во главе с авианосцем.  В конце января 1996 г. АМГ составе авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», ЭМ «Бестрашный» прибыли на рейд порта Тартус. Плавмастерская в это время не только производила межпоходовые ремонты судов, входивших в состав отряда, но также использовалась, как баржа, перевозя грузы (только одного картофеля было подано на корабли более 100 тонн) и заправляя водой стоящие на внешнем рейде корабли.

Посещение ПМТО становились редкими, в 1997-1998 гг. ПМТО приходилось обеспечивать по два корабля в год. Нормальному функционированию базы мешала затонувшая секция плавпричала № 1. Летом 1998г. в Тартусе «СБ-5» (капитан И.Кузьмович) и «КИЛ-158» (капитан Николай Перун) в сжатые сроки - практически за две недели, подняли затопленный во время шторма железобетонный причал, между прочим - собственность Российской Федерации. Предварительные работы на объекте выполнили водолазы плавмастерской «ПМ-56». А затем этот же причал «СБ-5» вывел в море и затопил на большой глубине. Руководил судоподъемными работами и хитрой операцией подъема и затопления плавучего причала главный инженер УПАСР ЧФ капитан 1 ранга Василий Бех. В марте 1999г. началась агрессия НАТО во главе с США против Югославии, а у российского ВМФ в Средиземном море находилась только одна плавмастерская «ПМ-138» в Тартусе именно после этого началось медленное возвращение российского флота в Средиземное, и опорой ему здесь могла быть только ПМТО. С января по май 1999 г.  три российских корабля воспользовались услугами ПМТО. На май 1999 г. ПМТО Тартус структурно состоял из четырех основных подразделений: автомобильной команды (12 единиц автомобильной техники), электростанции, хозяйственного отделения и объединенного склада. В оперативном подчинении ПМТО постоянно находится одна из плавмастерских ЧФ. Полная штатная численность ПМТО - 14 российских военнослужащих.

Из-за невнятной политики российского руководства  заглох проект, благодаря которому  возможности ПМТО могли многократно возрасти. В Тартусе по  проекту Росвооружения к середине 90-х годов был построен судоремонтный завод специально для ВМС Сирии, но из-за проблем финансирования полностью его достроить и оснастить вывести на проектную мощность не удалось, да и специалистов высокой квалификации на нем не осталось. Первоначально на нем работали по контракту российские специалисты. Но в 1998 г. туда прибыли рабочие с Украины, так как они работали за меньшую сумму. На 2002 г. завод не был доведен до необходимой кондиции и его достраивает украинская фирма «Сельхозпромэкспорт», при этом часть специалистов на фирме российские. Китайцы подрядились установить слип для спуска судов.

Жизнь базы легкой не была, в декабре 2004 г. впервые за долгие годы в ПМТО побывала специальная инспекция Черноморского флота, которая оценила его состояние и подготовила ряд предложений по дальнейшему использованию ПМТО. База была в плачевном состоянии. По оценке начальника МИС ЧФ полковника Сергея Тавадяна, состояние казарменно-жилищного фонда и военного городка, находится в удовлетворительном состоянии. Состояние административно-жилого здания, введенного в строй 16 лет назад, оставляет желать лучшего,  поскольку за все это время его ни разу по-настоящему не ремонтировали. Кроме того, необходимо благоустроить прилегающую к этому объекту территорию, прежде всего в районе автопарка. Для нормального обеспечения базирования кораблей и судов предстоит выполнить ремонтные работы на плавпричале № 2, ибо он - единственно действующий. Куда более серьезные усилия требуются для восстановления притопленной секции плавпричала № 1, который не функционирует. Для его восстановления нужны две дополнительные секции и рейдовое оборудование: бетонные якоря, смычки, бридели.

Намеченные работы растянулись на несколько лет. В марте 2005 г. БДК «Азов» ЧФ доставил в порт Тартус и произвел очередную плановую замену тылового имущества на пункте материально-технического обеспечения ЧФ. Моряки доставили оборудование, необходимое, для ремонта плавпричала и систем жизнеобеспечения военного городка.  По сообщениям ряда информационных агентств, летом 2006 г. Россия приступила к дноуглубительным работам в сирийском порту Тартус. Приступить к реальным работам на Тартусском фарватере удалось с началом выполнения российско-сирийского соглашения о погашении сирийского долга в размере $3,6 млрд (общая сумма долга - $14,4 млрд). Однако представители ВМФ России опровергли сообщения что этими работами занимаются корабли флота и в его интересах: «Никакие дноуглубительные работы ни в Тартусе, ни в других местах мы и раньше не проводили, и теперь проводить не будем. Имеющиеся там глубины достаточны для захода кораблей и судов с малой осадкой. Крупные корабли типа крейсера могут стоять и на рейде того или иного порта. Конечно, придется отремонтировать, модернизировать или построить заново причалы, но главное - создать развитую береговую инфраструктуру с необходимыми объектами, обеспечивающими ремонт, пополнение запасов продовольствия, воды, топлива, боеприпасов, отдых экипажей. Этим нам и предстоит заниматься в ближайшие годы».

В августе 2008 г. на пресс-конференции в Дамаске заместитель посла РФ в Сирии Игорь Беляев заявил: «Россия намерена значительно увеличить свое военное присутствие в Средиземном море, а российские военные корабли станут частыми гостями в портах Сирии и других дружественных стран Средиземноморского бассейна». И вскоре моряки пункта это сами почувствовали. В январе 2009 г. в Тартус для пополнения запасов воды и продовольствия зашел отряд кораблей СФ.  Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов» встал на рейде Тартуса, а БПК «Адмирал Левченко» и судно обеспечения «Николай Чикер» ошвартовались у причалов порта. Через пару месяцев  ГРКР «Москва» в ходе плавания в Средиземном море, на рейде сирийского порта Тартус пополнял запасы от танкера «Иман». В ходе стоянки экипаж корабля получил возможность отработать действия по организации охраны и обороны корабля на незащищенном рейде. В связи с большой востребованностью базы работы в Тартусе ускорили. Вспомогательное судно ЧФ «КИЛ-158» с помощью водолазов подняли несколько многотонных якорей, удерживающих плавпричал, заменили оборванные цепи на новые и вновь закрепили причалы. Были также восстановлены бетонные покрытия, проведены сварочные и покрасочные работы. Экипаж «КИЛ-158» также оказал помощь сотрудникам морской инженерной службы порта в прокладке подводного трубопровода для подачи пресной воды. Вместо пришедшего в негодность и затопленного в 1998г. плавпричала в 2009г. были доставлены с Черного моря две новые секции. В июле 2009 г. спасательный буксир «Шахтёр» (Ю. Гурьев) отбуксировал железобетонную секцию плавпричала в Тартус, так же в июле другую секцию причала довёл до Тартуса «СБ-5» (Виктор Дильянов, старший на переходе комдив к-2р. Сергей Блинов). Проводимые на ПМТО работы определяются как плановый ремонт, который продолжался в 2010 г. и должен быть завершен в 2011 г. В рамках этих работ  будет произведен ремонт старых и создание новых объектов береговой инфраструктуры что позволит в полной мере российскому флоту использовать ПМТО. После модернизации причального фронта пункт материально-технического обеспечения будет функционировать в полном объёме. «База в Тартусе обеспечит всем необходимым корабли, которые будут выполнять задачи защиты гражданского судоходства в районе Африканского Рога», - пояснил представитель главного штаба российского военно-морского флота. _

Как показывает практика, ПМТО крайне необходима флоту России, и не простаивает без дела. В октябре 2009г. в Тартусе помимо целого ряда вспомогательных судов флота, одновременно находились 4 наших БДК - «Азов», «Ямал», «Новочеркасск» и «Цезарь Куников».  В конце 2009г. заход в порт осуществил СКР «Неустрашимы» БФ следовавший на боевую службу в Аденский залив. В апреле 2010г. для пополнения запасов в ПМТО заходил тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий». А планы на порт у флота значительные. В августе 2010г. главнокомандующий ВМФ РФ адмирал Владимир Высоцкий сообщил РИА Новости что пункт базирования кораблей Военно-морского флота РФ в порту Тартус сможет после 2012 г. принимать тяжелые корабли, в том числе крейсеры, и даже авианосцы. «Тартус будет развиваться сначала как пункт базирования, а затем и как база флота. Первый этап развития и модернизации завершится в 2012 году», - сказал Высоцкий.

Сейчас пункт материально-технического обеспечения в Сирии состоит из плавучих причалов ПМ-61М, плавмастерской (сменяется каждые шесть месяцев), хранилищ, казармы и различных хозяйственных объектов. Он обслуживается 50 моряками. В порту находится плавмастерская ЧФ, занимающаяся ремонтом кораблей.
Розин Александр.
Муаммар

Сотрудничество Сирии и СССР в военно-морской области. Часть 2.

   Розин Александр.

ПМТО в порту Тартус. ч.1

 

В связи с последними событиями в Сирии и вокруг нее, часто упоминается находящаяся в Тартусе «военно-морская база России», выросшая в глазах журналистов и ряда политиков в огромную опасность региону и подтверждающая старый лозунг о советской - российской угрозе. В реальности это пункт материально технического обеспечения, обслуживаемый в настоящий момент персоналом из 50 человек. В этой публикации я постарался рассказать о создании и функционировании ПМТО.

 

В большинстве публикаций упоминающих советскую базу в Тартусе говорится что она «была создана  еще в 1971 году - для ремонта и заправки кораблей Средиземноморской эскадры», это совсем не так. На территории Сирии до середины 80-х годов не существовало никакого советского пункта военно-морского базирования. Начавшиеся в середине 60-х годов посещения сирийских портов советскими кораблями регламентировались обычными двухсторонними договоренностями. Эти визиты обеспечивали отдых экипажам, закупку пресной воды, продовольствия и очень редко топлива. К тому же большая часть закупок осуществлялась вспомогательными кораблями, с последующей передачей полученного боевым кораблям в море. После поражения Египта и Сирии в 1967 г. в войне против Израиля, в июле 1967 г. советские корабли наряду с египетскими портами прибыли и в сирийский порт Латакия для демонстрации своего единства и поддержки арабских стран в борьбе с израильскими агрессорами.  С этого момента начинается сближение советско-сирийского сотрудничества в военно-морской сфере, что положительно сказалось и на возможности использовать порты Сирии для заходов наших кораблей. Но следует учитывать что главным партнером в то время для советского флота являлся Египет, который был единственным из некоммунистических стран который позволил ВМФ СССР использовать свои береговые ремонтные мощности. Но по мере охлаждения советско-египетских отношений возможность  пользоваться Сирийскими портами рассматривалась все чаще.

В 1971 г. с Сирией было заключено соглашение о использовании порта Тартус для маневренного базирования, при этом в порту мог осуществляться небольшой ремонт кораблей с привлечением советских плавбаз и плавмастерских. Использование береговых ремонтных мастерских было ограничено. ВМФ СССР оплачивает использование порта  Тартуса, однако пользуется при этом различными льготами, включая упрощенный заход в порт.  Факт договоренности стал известен и за рубежом. 14 сентября 1972 г. газета «Нью-Йорк Таймс»   сообщила со ссылкой на американских должностных лиц, что СССР и Сирия заключили договор по которому СССР разрешается устанавливать и использовать средства военно-морские обслуживания в портах  Латакия и Тартус в обмен на  обеспечение Сирии новыми  ракетами ПВО и реактивными истребителями «МиГ-21».

Приобретенный новый пункт маневренного базирования  не был крупным. Начальники политотдела Средиземноморской эскадры  контр-адмирал Дубягин Павел Романович (08.06.1973 - 08.09.1976) впоследствии вспоминал: «В порту Тартус, который предложен нам Сирией для маневренного базирования, места недостаточно. Кроме того, совершенно отсутствует ремонтная база. Приходится проводить межходовой ремонт подводных лодок исключительно силами своих плавмастерских».  Но на фоне продолжавшегося охлаждения отношений с Египтом это было значительным достижением. Вскоре порт был использован для проведения первого текущего ремонта. В ноябре 1972 г. командир 211 БПЛ к-1р. А.Акатов с плавмастерской «ПМ-24» и подводной лодкой «Б-26» прибыл в порт Тартус с задачей проведения межпоходового ремонта и отдыха личного состава. Это был первый опыт в порту Тартус.  Акатов вспоминал: «С прибытием в порт познакомился с нашими представителями в САР. Нанес визит командиру ВМБ. К нам отнеслись очень доброжелательно. Обеспечили всем. Через несколько дней я устроил обед для командования и офицеров базы, он прошел очень хорошо. Местные власти отвели нам участок пляжа для отдыха, предоставили автобус организовали несколько интересных экскурсий. Мои офицеры штаба и подводной лодки приняли участие в подготовке масштабного для Сирии учения по высадке десанта. По окончанию учения был устроен большой прием от Командующего Сирийским флотом.

За период нахождения в порту два раза мы были свидетелями нападения израильской авиации по объектам порта и базы.

Прошел месяц, подводная лодка была хорошо отремонтирована, личный состав отдохнул, Очень тепло распрощались и вышли из порта.».  

В октябре 1973 г. во время очередной арабо-израильской войны советские корабли  фактом своего нахождения в сирийских портах ограничили возможность действия израильского флота против сирийских портов. После окончания этой войны престиж советского флота в Сирии еще более возрос.

Весной 1974 г. в ходе визита в порт Татрус советских кораблей, старший отряда начальники политотдела 5-й  эскадры  контр-адмирал Дубягин Павел Романович совместно со старшим военным советником при командующем ВМС Сирии капитаном 1 ранга Владимиром Леонтьевичем  Турук  решали вопрос улучшения системы маневренного базирования кораблей эскадры в Тартусе на встрече с командующим ВМС Сирии амид баххари (бригадир морской, звание между капитан 1 ранга и контр-адмирал) Фадель Хусейн. Он учился в СССР, прошел путь от офицера отдела боевой подготовки до начальника отдела в штабе флота, затем был командиром бригады ракетных катеров (основное боевое соединение флота). Советская сторона просила разрешить постоянно базироваться в Тартусе трем нашим кораблям, а по возможности - и более, провести к причалу водовод от городского водопровода, разрешить держать на причале дизель-генератор, сварочный агрегат, бочки с маслами для заправки кораблей, автокран, легковой автомобиль для поездок командира отряда. Оборудовать на причале спортивную площадку и определить место пляжа для личного состава. Командующий сирийским флотом  Хусейн согласился на пребывание трех кораблей и разрешил держать мелкое имущество на причале, но с таким расчетом, чтобы его можно было быстро убрать, так как строительство причала будет продолжаться. В проводке водовода отказал, сказав, что в этом году будет введен в строй  постоянный водовод и вода на причале будет. Разрешил держать автомобиль, но при этом необходимо оформить номера и зарегистрировать водителя через главного военного советника в Дамаске. Дубягин Павел Романович вспоминал: «Практически по всем главным вопросам мы договорились. Хусейн высказал нам свои заботы, причем без обиняков заявил: «Шестой флот США - это ваша забота, а моя головная боль - израильские ВМС. Неплохо бы получать от вас разведданные об их деятельности, чтобы вовремя им противодействовать». Далее сказал, что с нетерпением ждет прихода двух сторожевиков, закупленных в Советском Союзе.

Командующий произвел на нас хорошее впечатление». 

Не ограничиваясь проведением только небольшого ремонта кораблей руководство советского флота, старалось расширить возможности  использования сирийского порта, не имея возможности создания там дополнительных функций обеспечения деятельности флота. В начале 1974 г. начальник тыла ВМФ адмирал Л.Мазин, изучая возможности маневренного базирования наших кораблей в Сирии, договорился с командованием ВМС Сирии: в случае острой необходимости заправлять наши корабли их топливом с последующим возвращением. Вскоре на эскадру пришло приказание ГШ ВМФ: направить в порт Татрус РЗК «Крым» для заправки 300 тоннами дизельного топлива и прохронометрировать время заправки. Начальники политотдела Средиземноморской эскадры  контр-адмирал Дубягин Павел Романович вспоминал: «Рзк «Крым» принимал топливо двое суток. Как выяснилось, топливохранилища в Тартусе, как и положено, находятся за городом. Дизтопливо в порт доставлялось автоцистернами и из них перекачивалось на рзк. Сирийское командование, не располагая большим количеством автозаправщиков, заключило договор с частной фирмой, которая, выполнив эту работу, выставила счет, в котором учтены километры перевозки, а также аккордная оплата круглосуточной работы водителей. И вылилось это в четырехзначную цифру в сирийских фунтах.

Вот теперь на плавбазе идем в Тартус возвращать взятые взаймы 300 тонн дизтоплива. Аккордную оплату мы исключим - нам торопиться некуда, а за обратную перевозку придется платить. Этот эксперимент обошелся нам дороже самого топлива. О ситуации доложили в Главный штаб ВМФ.

Больше мы у сирийцев топлива не брали.»   

Как видно из описанного выше на «базу» маневренный пункт явно не тянул. Но, тем не менее, он играл существенную роль в обеспечении боеготовности Средиземноморской эскадры. В период с 1967 г. по 1976 г. 361 корабль ВМФ СССР  осуществил заход в сирийские порты.

Важность сирийских портов для кораблей эскадры многократно возросла после окончательного разрыва отношений между Египтом и СССР в марте 1976 г. Именно туда из Египта был переведен ряд вспомогательных кораблей флота  ранее базировавшихся в Александрие. Но и тут все было не так уж и безоблачно. В июне 1976 г. произошло ухудшение советско-сирийских отношений в связи с обострением ливанского кризиса.  С мая 1976 г. становилось все очевиднее советское недовольство сирийским вмешательством в Ливане. 31 мая находясь в Багдаде с визитом советский премьер-министр Косыгин отметил что решение Ливанского кризиса дело рук самих ливанцев. Но в ночь с 31 мая на 1 июня по решению Лиги арабских стран в  Ливан были введены межарабские силы сдерживания - в основном сирийский контингент - танковая дивизия и бригада. И когда 1 июня Косыгин прибыл в Дамаск Асад поставил его перед свершившимся фактом. СССР, не одобрявший эту операцию (советские военные советники и специалисты участия в ней не принимали), временно приостановил поставки вооружения. В свою очередь сирийцы ограничили доступ кораблям Средиземноморской эскадры к береговым объектам в Тартусе. Это видимо заставило СССР пересмотреть позицию и к началу 1977 г. все вернулось в исходной точке, поставки оружия пошли в полном объеме, а советским кораблям открылся доступ в Тартус.

В апреле 1977 г. в порту Тартус сформировано управление 229-го дивизиона морских и рейдовых судов обеспечения с подчинением командиру 9-й бригады морских судов обеспечения Черноморского флота. Постоянно в порту Тартус находились: плавмастерская, плавсклад, буксир, морская водоналивная баржа, водолазный бот. Как и раньше никаких сооружений в порту наши моряки не имели. Тем не менее подводные лодки могли в этом порту производить ремонт, пополнение запасов, отдых и смену экипажей при организации межпоходового отдыха в Севастополе. Конечно, ремонтные возможности в Тартусе по сравнению с Александрией были значительно скромнее и ограничивались ремонтными возможностями плавмастерской, а межпоходовые ремонты выполнялись силами вторых экипажей.

Руководство ВМФ  желало иметь полноценный пункт базирования в Сирии для Средиземноморской эскадры, но как оказалось этот процесс занял гораздо больше времени чем планировалось. В ходе советско-сирийских переговоров на высшем уровне в октябре 1979 г. были обсуждены вопросы оказания Советским Союзом дальнейшего содействия Сирии ее оборонного потенциала. Но взамен военной помощи и поддержки, предполагалось что Сирия даст согласие на строительство на ее территории в районе Латакии-Баниаса военно-морской базы СССР предназначенной для 5-й Средиземноморской эскадры. И после того как  Хафез Асад 8 октября 1980 г. согласился на создание базы. 9 октября 1980 г. между СССР и Сирией был заключен Договор о дружбе и сотрудничестве, один из пунктов его гласил: «Если третья сторона произведет вторжение на территорию Сирии, то Советский Союз будет вовлечен в события». Третья сторона не называлась, это мог быть как Израиль, так и Ирак, с которым у сирийцев были натянутые отношения (в ирако-иранской войне Сирия полностью стала на сторону хомейнистского Ирана, желая скорейшего падения Ирака). Но  Дамаску было твердо обещано, что уже в ближайшем будущем Сирия сможет самостоятельно, «без поддержки арабских стран», противостоять любому врагу в регионе и даже «воевать с ним». Для этого, разумеется, требовались колоссальные поставки в страну советской военной техники, причем на льготных условиях. Именно этот договор во многом охладил пыл израильских генералов, которые в ходе Ливанской войны 1982 г. неоднократно предлагали премьер-министру «наказать» Сирию за ее помощь палестинцам «показательным» вторжением на ее территорию с окружением Дамаска.

Муаммар

Новое - хорошо забытое старое.

Розин Александр.

Начало американского давления.

 

1957г. ознаменован усилиями США навязать арабским странам «доктрину Даллеса-Эйзенхауэра». Для этого 12 марта 1957г. в страны Ближнего и Среднего Востока был командирован специальный представитель президента США Джеймс Ричардс, который должен был посетить 15 стран региона. Особое место в развернутой Соединенными Штатами бурной деятельности на Ближнем и Среднем Востоке по навязыванию «доктрины Эйзенхауэра» отводилось Саудовской Аравии. С ее помощью США надеялись консолидировать наиболее реакционные силы Арабского Востока для борьбы против дальнейшего распространения антиимпериалистического движения в этих странах. Для этой цели одновременно с рекламированием «доктрины Эйзенхауэра» началась активная пропаганда «союза трех королей» - Саудовской Аравии, Ирака и Иордании во главе с королем Саудом в противовес намечавшемуся объединению Египта и Сирии.  Одновременно с организацией поездки Ричардса на Бермудских островах состоялось совещание глав правительств США и Англии, повестка которого официально не сообщалась, однако позднее выяснилось, что оно было созвано с целью разработки конкретных планов подрывных действий против арабских стран, и главным образом против Сирии, Египта и Иордании. Первым результатом совещания было то, что в ходе его работы, 22 марта, США официально заявили о своем решении вступить в военную комиссию Багдадского пакта. Совещание разработало обширную программу подрывных действий против арабских стран, включая организацию антиправительственных заговоров и провокаций,  открытого  вооруженного нападения, проведение экономического бойкота экспортируемых Сирией и Египтом товаров на внешних рынках, принятие проектов строительства новых нефтепроводов на территории Турции с тем чтобы отвлечь поток нефти от Суэцкого канала и нефтепроводов на территории Сирии.

Как указывалось выше, одним из решений Бермудского совещания была организация экономического давления, и как результат традиционные предметы экспорта Сирии - пшеница, хлопок, пряжа, текстильные изделия и др. - подверглись на внешних рынках активному бойкоту. С целью воспрепятствовать продаже сирийской пшеницы - главной статьи экспорта страны - США выбросил на итальянский рынок по демпинговым ценам большую партию пшеницы, и Сирии удалось реализовать лишь 50 тыс. т пшеницы из 350-400 тыс. т, подлежавших продаже. Кроме того, на рынки Греции, Италии и Франции были брошены по демпинговым ценам большие партии американского хлопка. Под нажимом американцев иракские и турецкие фирмы расторгли все заключенные ранее с Сирией контракты по закупке продукции сирийских текстильных фабрик. Англо-американская компания «Ирак Петролеум Компани» неожиданно заявила о сокращении своей деятельности и прекращении работ по строительству  крупного нефтепровода через территорию Сирии, уволив тысячи сирийских рабочих.  Контролируемые западными державами банки отказывались участвовать в торговых операциях с сирийцами или предоставить им кредиты. Делались активные попытки затянуть финансирование ряда проектов по экономическому развитию Сирии, а также по укреплению обороноспособности страны.

Однако правительство Сирии сумело устоять в этой борьбе. Оно приняло ряд мер для выправления экономического положения страны: ввело систему нормирования продовольственных товаров для населения, обеспечило поставку топлива для бесперебойной работы промышленных предприятий, повысило некоторые таможенные пошлины, прекратило импорт предметов роскоши, в то же время увеличив ввоз наиболее необходимых стране товаров и т. д.

На помощь Сирии пришли социалистические страны во главе с Советским Союзом и дружественные арабские государе СССР заявил о своей готовности закупить у Сирии 300 тыс. тонн пшеницы и другие сельскохозяйственные излишки. Египет предложил заключить трехстороннее соглашение, по которому Сирия передавала Италии 220 тыс. т твердой пшеницы, а Египет покупал у Италии 300 тыс. т мягкой пшеницы, оплатив Сирии стоимость 220 тыс. т ее пшеницы. В августе 1957г. сирийское правительство заключило соглашение о техническом и экономическом сотрудничестве с СССР, которое давало Сирии возможность выдержать экономический бойкот, организованный западными странами.

В начале 1957г. в  английской  печати  появились  сообщения  о  том,  что  в  Сирии  существует  тайная  советская  военно-воздушная  база, построенная  русскими  инженерами  и  техниками. ТАСС опубликовал заявление, в котором заявил,  что  это  выдумки.

 

Активность советского флота летом 1957г.

 

1957 год был очень насыщен походами в Средиземное море. По свидетельству связистов флота, в 1957 году служба связи ЧФ обеспечивала успешное проведение шести дальних походов за пределы Черного моря.

19 июня 1957г. отряд кораблей Черноморской эскадры в составе крейсера «Михаил Кутузов» (бортовой номер 46, командир к-2р. Голот) и  ЭМ «Безукоризненный» под флагом командующего эскадрой кораблей ЧФ контр-адмирала В.Ф. Чалого  вышел из Севастополя и направился в Ленинград для участия в параде кораблей посвященному Дню ВМФ 14 июля. Переход обеспечивали танкеры «Нара» и «Яхрома». До орит в едином ордере с ними следовали также ЭМ «Бурливый» и «Бесследный» которые в сопровождении танкера «Алатырь» переходили к новому месту постоянного базирования на ТОФ. В Ленинград крейсер «Михаил Кутузов» и  ЭМ «Безукоризненный» прибыли 10 июля. В Ленинграде черноморские корабли приняли участие в параде в честь Дня ВМФ на Неве, задуманном в качестве убедительной демонстрации морской мощи страны. В параде участвовали крейсера «Михаил Кутузов» ЧФ, «Александр Невский» СФ и «Свердлов» КБФ, эсминцы, подводные лодки, тральщики и катера различного назначения. Парад принимал министр обороны СССР маршал Г.К.Жуков. После завершения мероприятий 19 августа 1957г. отправились обратно. При этом они в Финском заливе приняли участие в совместных учениях трех флотов (СФ, КБФ и ЧФ), которыми руководил контр-адмирал В.Ф.Чалый. Затем зайдя в Балтийск продолжили путь.

 В июне 1957г. ЭМ «Бесследный», «Бурливый» (несли бортовые номера 77 и 78, но какой кто не знаю) и танкер «Алатырь» вышли из Севастополя для перебазирования на ТОФ. 22 июня корабли вышли в Средиземное море, 23 июня прошли через Суэцкий канал в Индийский океан и 27 июля пришли во Владивосток. Эти суда были проведены через канал советскими лоцманами, работающими в Суэцком канале. Это были первые советские военно-морские суда, которые прошли транзитом через канал из Средиземного моря в Индийский океан с 1924г. 

22 июня 1957г. три советских торпедных катера прошли через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море  и направились в Албанию.

В июне 1957г. в Александрию из Одессы прибыл теплоход «Крым», он открыл пассажирское сообщение между СССР и Египтом.

19 июля два советских корабля отбуксировали плавучий док водоизмещением 3000 тонн  из Черного моря через Босфор в Египет. Док был поставлен в Александрии для обслуживания подводных лодок и эсминцев переданных СССР Египту в 1956 и 1957гг.  

21 июля второй плавучий док еще большим водоизмещением был отбуксирован советскими судами через Босфор на своем пути в Албанию, будет установлен у острова Сазани (Сасено) у входа в залив Влёра.

В июле 1957г. в Египет из СССР были поставлены первые три советские ПЛ, две 613 проекта «С-175», «С-182»  и 1 типа «М» 15 серии, они  прибыли в Александрию.

19 августа  крейсер «Михаил Кутузов» (бортовой номер 46, командир к-2р. Голот) и  ЭМ «Безукоризненный» вышли из порта Балтийск и направились обратно на Черное море. Преодолев 6-бальный шторм в Бискайском заливе, корабли продолжали заниматься на переходе боевой подготовкой, проведя в Атлантике учебные артиллерийские стрельбы. 30 августа они совершили деловой заход в порт Дуррес (Албания), где крейсер посетила делегация высокопоставленных представителей Албании во главе с председателем  Совета министров страны М.Шеху, а также чрезвычайный и полномочный посол СССР в Албании В.И.Иванов. 1 сентября командир отряда контр-адмирал В.Ф.Чалый с группой офицеров и командующим албанской береговой обороной генерал-майором Неджипом Винчани посетили порт Влера. 3 сентября корабли оставили берега Албании и отправились в Севастополь. 5-6 сентября, по возвращению крейсера в Черное море, он принял участие в учении флота по обеспечению перехода конвоя по маршруту Одесса-Бургас и уничтожению группировки надводных кораблей условного противника. 7 сентября пришли в Севастополь.

24 июля в Москву из Праги на самолете «Ту-104» прибыла правительственная делегация Сирийской Республики во главе с министром национальной обороны Халед Аземом, кроме того в составе делегации были - министр общественных работ и коммуникаций Фахэр Каяли, начальник Генштаба генерал Тевфик Низамеддин и начальник третьего отдела Генштаба полковник Амин Нефури.  Переговоры между сторонами продолжались с 24 июля по 7 августа. 6 августа  сирийская делегация во главе с министром обороны Халид аль-Азм (Khalid al-Azm) подписали  экономическое и военное соглашение с СССР  на сумму 570 млн. долларов.  Как указывалось в советско-сирийском коммюнике: «было отмечено, что Советское правительство с искренним сочувствием относится к усилиям Сирийского правительства, направленным на дальнейшее укрепление политической и экономической независимости страны, на быстрейшее преодоление последствий колониализма». Советское правительство заявило о своей готовности сотрудничать с правительством Сирии в области железнодорожного и дорожного строительства, ирригации, в строительстве гидроэлектростанций, промышленных и других объектов. Одновременно была достигнута договоренность о сотрудничестве в проведении геологоразведочных, изыскательских, исследовательских и проектных работ. Советское правительство направляет в Сирию специалистов, в ближайшее время в страну выедет экономическая делегация. Советское правительство благожелательно согласилось рассмотреть вопрос о возможности предоставления Сирии соответствующих кредитов. Глава делегации Халед Азем заявил: «Принципы и условия, которые были предложены нам в Москве, приемлемы для любого государства, будь то большое или малое, потому что эти условия свободны от каких-либо посягательств на нашу независимость. Это помощь друга другу, это помощь брата брату, чтобы спасти его от трудного экономического и финансового положения… Экономическое соглашение, которое мы подписали, как бы его не объясняли в последующем какие-либо недружественные люди, является равноправным соглашением для обеих сторон».

 

Сирийский флот.

 

Сирийский флот был создан в 1950г. после закупки нескольких боевых кораблей во Франции, первые 3-4 года флотские офицеры проходили обучение во французских военно-морских училищах. Для сирийского флота французы продали  три бывших охотника за подводными лодками типа Ch  (107/131т.,  16уз., 1200 миль (8уз), 1130 л.с. диз. 2 винта, 5т. топлива, 37,1х5,3х2,0м., 1-76мм орудие, 2-20мм автомата, глубинные бомбы, 28 человек.) - они получили наименования «Акаба Бен Насех» (Akaba Ben Naseh, бывший «CH 10»), «Аль Харисси» (El Harissi, бывший «CH 19»), «Тарек Бен Саид» (Tarek Ben Said, бывший «CH 13») и прибыли в Сирию из Франции в июле 1955г. Самым известным представителем сирийского флота в тот период стал Жюль Джамаль (Jules Jammal, 1932-1956). Этот офицер сирийского флота, во время боевых действий в зоне Суэцкого канала в октябре 1956г., по арабским сведениям уничтожил французский лайнер «Jean d'Arc» атаковав его на своей лодке, начиненный взрывчаткой. 

 О начале сотрудничества сирийского и советского флота мало информации и она довольно противоречива. По одним данным в феврале 1957г. в сирийский порт Латакия прибыли первые 5 торпедных катеров советской постройки проекта 123, 7 февраля 1957г. они вошли в состав ВМС Сирии. По другим - западным данным, начало сотрудничества началось в августе 1957г. когда две большие подводные лодки и шесть торпедных катеров от Черноморского флота были поставлены в Сирию.  Точной информации у меня нет, хотя сообщение о прибытии подлодок в Сирию не может быть правдой, тоже самое можно сказать и о информации о исключении из состава ВМФ СССР 17 февраля 1959г. в связи с продажей ВМС Сирии трех ПЛ пр.613 «С-167», «С-171» и «С-183». С торпедными катерами ситуация иная. Но известно, что в июле-августе 1957г. личный состав 41 дивизии ТКА участвовал в подготовке и отправке на экспорт «объект 909» - Египет, 12 катеров пр.183 из состава Потийской ВМБ. Но опять таки по западным данным к концу 1957г. СССР передал Египту 6 торпедных катеров и Сирии 6 торпедных катеров. При этом Египет получил свои катера в 1956г. Как бы там не было, это был первый опыт сотрудничество ВМФ СССР с ВМС Сирии. Теперь на смену французам шли советские моряки. В 1957г. в составе сирийского ВМС было 15 судов и катеров, крупнейшими были три патрульных корабля - бывшие охотники за ПЛ, в 1958г. флот пополнился двумя небольшими судами или катерами, общее количество возросло до 17 судов и оно оставалось на том же уровне до 1965г., три  бывших французских корабля оставались самыми крупными судами до 1966г.

Порт  Латакия к середине 1957г. был полностью переоборудован, об этом сообщила 22 сентября 1957г. газета «Советский флот» в статье «Сирийский порт Латакия.» Согласно публикации с помощью Югославии и Болгарии проведены дноуглубительные работы, завершено строительство железобетонной причальной стенки 600 метров в длину, километровый пирс, подъездные пути, склады и т.д.