Tags: революция

Муаммар

Россия: действия власти в голодные годы 1872-74 и 1921-23

Оригинал взят у skeptimist в Россия: действия власти в голодные годы 1872-74 и 1921-23


Известно, что Россия находится в зоне рискового земледелия. И поэтому обычный голод в неё был раз примерно в 3 года, а большой - раз в 5 лет. Но власти с голодные годы вели себя по разному. Это и попробовал сравнить блогер "d_clarence" в посте под названием "Сравнение действий царской власти в голод 1872-74 и советской власти в голод 1921-23"

Голод 1872-74 в наше время в широких кругах неизвестен совсем. Посему немного предыстории.
1872 год -засуха и неурожай в Пермской, Казанской, Самарской, Саратовской, Оренбургской, Уфимской губерниях. Одновременно засуха и недород поразили Бессарабию, Дон, Калугу и Сувалкскую губернию в Польше.

Самара как всегда эпицентр. Все как обычно - убиты посевы. Надо покупать семена и сеять. У крестьян денег нет. Крестьяне идут к хлеботорговцам и крупным землевладельцам (банки ссуды дать отказываются). Те (цифры сейчас будут по Самарской губернии) дают им ссуды вот так: 36 рублей с обязательством за них поставить 120 пудов хлеба (это зная, что у крестьян в среднем по 2-2,5 десятины на хозяйство), в случае просрочки в 30 дней - 36 рублей надо вернуть полностью и поставить 120 пудов хлеба даром ("быстроденьги" плачут и бьются в истерике). Крестьянам деваться некуда - берут. Та-да-даммм! - с осени 1872 по лето (с перерывом на зиму) 1873-го заряжают аномальные дожди, все гибнет, население начинает дохнуть. Целые деревни снимаются с мест и начинаю бродить по уездам в поисках хоть какой-то жрачки. Все, дохнем. Жрем суррогаты: смесь лебеды и ила, мука из семян перекати-поле, лепешки из соломы и овсяной мякины с коровьим навозом.

Collapse )
Муаммар

О неизбежности мировой социалистической революции.

Оригинал взят у norg_norg в О неизбежности мировой социалистической революции.
Рассказывает Клим Жуков.

Если кто-то думает, что социализм - всё, то он глубоко ошибается и не может в гносеологию.
За каждой революцией неизбежно следует реакция. Но это абсолютно не означает, что реакция победила окончательно. Именно в такой период временно восторжествовашей в России реакции мы и существуем. Но революцию, как объективный исторический процесс, отменить никак невозможно - и социалистическая революция победит - рано или поздно.



Но контрреволюция в "этой стране" случилась не в 1993 году, когда СССР увидел свой конец. И даже не в 1986-87 гг, когда появился негосударственный сектор экономики. А значительно раньше. Речь идет о контрреволюции, совершенной Хрущевым в 1956-1960 гг, когда был ликвидирован негосударственный сектор экономики и была запущена реформа Косыгина-Либермана. Когда СССР повелся на т.н. Конвергенцию - по наущению мирового фининтерна.

Вспоминая СССР
Валерий Антонович Торгашев, д.т.н., профессор:

[Spoiler (click to open)]
Считается, что в России в ХХ веке произошло 3 революции: в феврале и октябре 1917 года и в 1991 году. Иногда называют и 1993 год. В результате февральской революции в течении нескольких дней изменилась политическая система. В результате октябрьской революции изменилась как политическая, так и экономическая система страны, но процесс этих изменений растянулся на несколько месяцев. В 1991 году распался Советский Союз, но никаких изменений политической или экономической системы в этом году не происходило. Политическая система изменилась в 1989 году, когда КПСС утратила власть как фактически, так и формально в связи с отменой соответствующей статьи Конституции. Экономическая система СССР изменилась ещё в 1987 году, когда появился негосударственный сектор экономики в виде кооперативов. Таким образом, революция произошла не в 1991 году, в 1987 и осуществляли ее, в отличие от революций 1917 года, люди, находившиеся тогда у власти.

Помимо указанных выше революций была ещё одна, о которой до сих пор не было написано ни одной строчки. В ходе этой революции произошли кардинальные изменения как политической так и экономической системы страны. Эти изменения привели к существенному ухудшению материального положения практически всех слоев населения, снижению производства сельскохозяйственных и промышленных товаров, сокращению ассортимента этих товаров и снижению их качества, повышению цен. Речь идет о революции 1956-1960 годов, осуществленной Н.С.Хрущевым. Политическая составляю­щая этой революции заключалась в том, что после пятнадцатилетнего перерыва возвраща­лась власть партийному аппарату на всех уровнях, начиная от парткомов предприятий и кончая ЦК КПСС. В 1959-1960 годах был ликвидирован негосударственный сектор эко­но­мики (предприятия промысловой кооперации и приусадебные участки колхозников) обеспечивавший производство значительной части промышленных товаров (одежда, обувь, мебель, посуда, игрушки и т.д.), продовольствия (овощи, продукты животноводства и птицеводства, рыбная продукция), а также бытовых услуг. В 1957 году был ликвидиро­ван Госплан и отраслевые министерства (кроме оборонных). Таким образом, вместо эффек­тив­ной комбинации плановой и рыночной экономики не стало ни той, ни другой. В 1965 году после удаления Хрущева из власти Госплан и министерства были восстановлены, но с существенно урезанными правами.

В 1956 году была полностью ликвидирована система материальных и моральных стимулов повышения эффективности производства, внедренная ещё в 1939 году во все отрасли народного хозяйства и обеспечившая в послевоенный период рост производительности труда и национального дохода существенно выше, чем в других странах, включая США, исключительно за счет собственных финансовых и материальных ресурсов. В результате ликвидации этой системы появилась уравниловка в оплате труда, исчезла заинтересованность в конечном результате труда и качестве производимой продукции. Уникальность хрущевской революции заключалась в том, что изменения растянулись на несколько лет и прошли совершенно незаметно для населения.

Уровень жизни населения СССР в послевоенный период ежегодно повышался и достиг максимума в год смерти Сталина в 1953 году. В 1956 году доходы людей, занятых в сфере производства и науки снижаются в результате ликвидации выплат, стиму­лиру­ю­щих эффективность труда. В 1959 году резко сокращаются доходы колхозников в связи с урезанием приусадебных участков и ограничениями на содержание скота в частной собственности. Цены на продукцию, продаваемую на рынках, поднимаются в 2-3 раза. C 1960 года началась эпоха тотального дефицита промышленных и продовольственных товаров. Именно в этом году открылись валютные магазины «Березка» и спецраспределители для номенклатуры, в которых ранее не было необходимости. В 1962 году поднимаются государственные цены на основные продукты питания примерно в 1.5 раза. В целом жизнь населения опустилась до уровня конца сороковых годов.

До 1960 года в таких областях как здравоохранение, образование, наука и иннова­цион­ные области промышленности (атомная промышленность, ракетостроение, электроника, вычислительная техника, автоматизированные производства) СССР занимал ведущие по­зи­ции в мире. Если брать экономику в целом, то СССР уступал лишь США, но значитель­но опережал любые другие страны. При этом СССР до 1960 года активно догонял США и так же активно уходил вперед от остальных стран. После 1960 года темпы роста экономи­ки неуклонно снижаются, ведущие позиции в мире утрачиваются.

Читать полностью:
https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1510819218959197&id=100000934010629

Настоятельно рекомендую. Оченно грамотный дядька. Фактически исторические показания очевидца - как всё было на самом деле, из первых рук. И продолжение следует.





Муаммар

Юбилей великой катастрофы

Сто лет назад, 6 марта (21 февраля по старому стилю) в Петрограде начались хлебные бунты


8 марта начали останавливаться петроградские предприятия. Произошли первые столкновения бастующих рабочих с войсками. 9 марта забастовка стала всеобщей, столкновения с войсками усилились. 12 марта на сторону восставших начали переходить отдельные воинские части. 13 марта к вечеру командующий Петроградским военным округом имел под своим началом чуть больше тысячи человек, сохранивших верность присяге. Остальной 160-тысячный гарнизон находился в состоянии мятежа. 15 марта император Николай II отрёкся от престола в пользу младшего брата Михаила. 16 марта Михаил отказался принимать престол до установления Учредительным собранием формы правления и новых основных законов России.
[Spoiler (click to open)]
С династией и с монархией было покончено, но революция только начиналась. Её разделение на две (буржуазная и социалистическая), принятое в советское время, является искусственным. На деле это был один процесс радикализации масс, характерный для любой другой революции. И в XVI веке в Голландии, и в XVII веке в Англии, и в XVIII веке во Франции, маятник резко шёл влево, к власти рвались, а иногда и приходили стихийные «утопические», ещё не «научные» коммунисты. Затем, после нескольких колебаний политического маятника, ситуация стабилизировалась и у власти утверждался нормальный, соответствующий уровню развития производственных отношений, буржуазный режим.
Причём на деле, революции длились значительно дольше, чем им отводят историки. Так, череда революций/реставраций в Англии закончилась только «Славной революцией» 1688 года, почти через полвека после начала потрясений. Великая Французская революция растянулась почти на сто лет. Стабильный буржуазный режим Третьей республики был установлен только после Франко-прусской войны, падения Наполеона III, после краткосрочного коммунистического эксперимента Парижской коммуны (формально с 1870, на деле с 1871 года).
Особенностью русской революции оказался затянувшийся левый эксперимент. В отличие от своих предшественников, большевикам удалось создать устойчивое государство. Но ради этого «строителям коммунизма» пришлось пожертвовать идеями Маркса.
Вопреки классику, утверждавшему, что по мере продвижения к коммунизму государство должно слабеть, осуществляя постепенный переход к прямому народовластию, в Советском Союзе роль государства во всех сферах была максимально усилена. Кроме того, была запрещена не просто политическая борьба (ликвидированы все партии, кроме правящей, в том числе и социалистические), но даже простая конкуренция идей в рамках существующей политической структуры. В ВКП(б)/КПСС были запрещены фракции, а уклонистов от линии партии подавляли всей мощью государственного аппарата (в том числе и при помощи уголовной репрессии).
Такая гипертрофированная роль государства, помноженная на гомерическую централизацию, позволила коммунистическому режиму в СССР продержаться более 70 лет. Более того, история Великой Отечественной войны убедительно засвидетельствовала, что в условиях острого военного кризиса такой режим может оказаться даже эффективнее государтвенной системы, организованной традиционным способом — на основе открытой политической конкуренции.

фото © РИА Новости. Евгений Халдей
Однако кризисы являются неприятными эксцессами, в ходе нормального течения политического процесса. Поэтому политическая структура, заточенная под кризис, оказывается неспособной существовать в нормальном режиме. Как только спал сталинский мобилизационный накал, завершилась борьба с внешними и внутренними врагами, военно-политическое положение СССР к средине 70-х годов стало неуязвимым для внешней агрессии — страна сразу начала тихо гнить и задыхаться именно из-за отсутствия политической конкуренции, которая, среди прочего, блокировала возможности для карьерного роста молодых политиков, консервируя знаменитое «геронтологическое» правление.
Идеологи перестройки, не понимая как функционирует механизм доставшейся им державы, попытались для начала легализовать политическую конкуренцию, которую затем предполагалось дополнить конкуренцией хозяйственных укладов, при абсолютном господстве социалистической собственности. Они не понимали одного (кстати этого не понимают и многие сегодняшние сторонники левой идеи) — СССР, как государство незавершённой, замершей в своей крайней левой точке революции, был жизнеспособен, только в том виде, в котором существовал.
Невозможность создания бесклассового государства на существовавшей производственной базе приводила к необходимости силового подавления классовых противоречий. Невозможность корректно описать на основе марксовых идей актуальное состояние советской экономики и общественной жизни приводило к необходимости запрета на идеологическую борьбу. Неспособность советской хозяйственной модели конкурировать с рыночной в условиях обычной, не мобилизационной, экономики, требовала запрета на существование альтернативных экономических укладов.
Как только эти запреты были сняты, советский монолит моментально потерял своё единство и развалился, как карточный домик. Политически, экономически и даже географически страна в начале 90-х вернулась к тому состоянию, в котором находилась в 1918-1920. Даже гражданские войны загрохотали в самых разных уголках её территории. Да и до сих пор идущий в России общественный спор между «красными» и «белыми» (в ходе которого потомки генералов и комиссаров поменялись местами) является отзвуком незаконченной революции.

фото © РИА Новости. Ю. Иванов
Только сейчас, через сто лет, Россия наконец выполняет программу буржуазной революции. Причём довольно быстро. По крайней мере, эпохи реставрации (Людовик XVIII) и господства олигархического финансового капитала (Луи-Филипп Орлеанский) Россия смогла проскочить уже к началу XXI века. В последние семнадцать лет в стране господствует молодой, энергичный, развивающийся промышленный капитализм, готовый перегрызть горло конкурентам в борьбе за доминирование на мировых рынках.
Россия, да, пожалуй ещё Казахстан — два осколка империи Романовых, в которых задачи поставленные в феврале 1917 года, хоть и с опозданием на сто лет, но в целом выполнены. Социальные потрясения в других постсоветских государствах, а также трудности, с которыми они встречаются на пути интеграции в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) проистекают как раз из незавершённого характера задач буржуазной революции.
В основном это связано со слабой внутренней промышленной базой (либо отсутствовавшей изначально, либо уничтоженной уже в ходе правления новой элиты). В таких условиях преимущества получает торгово-финансовая компрадорская буржуазия (импортёры и банкиры, чей бизнес построен на внешних кредитах).
Поскольку интересы компрадорской буржуазии входят в объективное противоречие с интересами общества и государства, рост социального противостояния закономерен. Левые силы не способны использовать социальный конфликт для возвращения к власти по той же причине, по которой они эту власть потеряли. Для них и для их избирателя коммунистическое государство, это — нечто вроде Советского Союза, с его патернализмом, запретом на идеологическую борьбу, но без «отдельных недостатков». Но такое государство сейчас невозможно создать просто потому, что большая часть общества имеет иные ценностные ориентации. Люди не против социальной справедливости, но не желают платить за неё свободой мысли, совести, слова и передвижения. А по-другому СССР существовать не может.
Поэтому везде на национальных окраинах бывшей империи, альтернативой компрадорскому проекту становится право-националистический, скатывающийся в нацизм (а в более отсталых регионах в трайбализм) проект.
До логического завершения этот проект доведён на Украине. Там была сделана попытка построения националистического государства по лекалам коммунистического СССР.

фото © РИА Новости. Игорь Чекачков
Националисты запрещают коммунистов «потому, что в СССР всех запрещали коммунисты». Националисты требуют репрессий СБУ по отношению в идеологически чуждым элементам, поскольку «в СССР такие репрессии проводило КГБ». Националисты ввели термин «украинофоб» — кальку с термина «антисоветчик». В обоих случаях человеку в вину вменяется образ мыслей, а не конкретные действия.
Даже система власти у националистов построена как в СССР. Кабмин — бывший Совмин, Рада так и осталась Радой, есть местные советы, которые ничего не решают. А на место ЦК КПУ пришла администрация президента и подчинённая ей структура областных и районных государственных администраций, которые даже сидят в бывших зданиях ЦК, обкомов и райкомов соответственно. Точно так же, как в СССР, вся эта структура стремится к максимальному идеологическому единству и централизации. Собственно, она по-другому действовать и не может. Только вместо идей коммунизма теперь на знамёнах идеи национализма.
И результат тот же. Чем сильнее централизация, чем мощнее государственное идеологическое давление, тем слабее в реальности государственная власть, тем катастрофичнее состояние экономики и тем острее социальный кризис.
И так же, как «прорабы перестройки» пытались преодолеть кризис в СССР под лозунгом «больше социализма», националисты требуют «больше национализма»! И их государство так же быстро разрушается, а внутренняя борьба между вчерашними единомышленниками так же быстро нарастает.
Историю нельзя обмануть. Можно затормозить на какой-то период необходимые политические изменения, но с тем большим грохотом обвалится потом отжившая структура. Если система организации государственности в СССР отжила своё и перестала соответствовать реальности уже к 80-м годам прошлого века, то попытка законсервировать эту систему на Украине (заменив только идеологию коммунизма на национализм) тем более обречена на провал.
Все, даже самые экономически, политически и социально отсталые постсоветские государства, с разной степенью успеха ищут свой путь решения проблем, поставленных, но не решённых, в марте 1917 года. И только Украина намертво застыла в постоктябрьском времени.
Ростислав Ищенко

фото © РИА Новости. РИА Новости
Муаммар

Клинч. Часть Первая

Оригинал взят у sl_lopatnikov в Клинч. Часть Первая
.






О чем вам никто не расскажет...

Обсуждая «сталинские репрессии» против военных, историки-пропагандисты тщательно скрывают от вас причины этих (завышенных по численности) репрессий.

Между тем, главной причиной было острое противостояние сторонников военной реформы 1935 года, смысл которой состоял в отказе от территориально-милиционной системы организации Красной армии к армии кадровой, которую удалось завершить только в 1939 году, после того, как противники реформ были зачищены и их противниками - теми, кто организовывал и получил серьезные выгоды от реформы армии 1920- 1925 года, реализовавшей на практически идеи Троцкого и Фрунзе.

Но, можете проверить: есть диссертации, посвященные реформе 1924 -1925 годов, есть детальные работы по самим «репрессиям» в отдельных областях... но практически ничего о реформе 1935 года, которая и обеспечила стране возможность победить в войне.

Не то, что нет совсем. Что-то, где-то, как-то, конечно, есть но... И уж, конечно, без всякого анализа кто за, кто против и почему и главное что было бы со страной, если бы не..?

А история интереснейшая и поучительная, ибо затрагивает глубинные проблемы пост-революционного времени и позволяет лучше понять движущие силы предвоенной истории .
Сразу обозначу причину того, что происходило в 30-е годы XX века. А происходила серьезнейшая борьба между двумя кланами военных, двум я походами к строительству армии.

С одной стороны это были Фрwнзе, Уборевич, Якир, Гамарник (и стоящий за ними в тени Троцкий), с другой – Сталин, Ворошилов и – в середине 30-х годов, - Семен Михайлович Тимошенко.
[Spoiler (click to open)]
Исходно, столкновение этих двух групп восходит к столкновению Троцкого и Тухачевского со Сталиным и Ворошиловым во времена гражданской войны, к Царицыну и, главное, к провальному Польскому походу. Но историю тех времен отложим на потом. А пока обратимся к началу 20-х, к первой реформе вооруженных сил молодой страны.

Главной причиной реформы 1925 года была необходимость демобилизации огромной по армии, численность которой составляла более 5 миллионов человек, что для мирного времени было практически непосильно для бедного, не вышедшего еще из тотальной разрухи государства.

Мое поколение и то уже имело о состоянии страны в начале 20-х весьма смутное представление, но, все же, благодаря любимым фильмам и книгам: «Два капитана», «Флаги на башнях», «Республика ШКИД», и т.д, мы слышали о беспризорниках, о том внимании, которое уделяла Советская власть борьбе с бездомностью да и просто массовым и послевоенным бандитизмом. Кое-что добавляли и документальные кадры из неуместно и намеренно забытого сегодня фильма великого немецкого фильма: «Русское чудо» ( к слову сказать, так и не переведенного до конца на русский язык – по понятным сегодня причинам). Но даже большинству из моего поколения воспитанного на Первом Спутнике и полете Гагарина, не то что людям, рожденным с ай-фонами в руках, было трудно вообразить, что совсем еще недавно, по историческим меркам, в 1913 году, Россия по своему развитию была в лучшем случае сравнима с Мексикой, а если брать не Москву с Санкт-Петербургом, то аналогом тела страны надо бы рассматривать, скорее, Африку, даже не Мексику.

Судите сами: в 1913 году среднеафриканский ВВП на душу населения составлял 18% от ВВП на душу населения США, а российский ВВП на душу населения – 22% от ВВП на душу населения США. Неудивительно: около 84% населения России составляли крестьяне (в отличие от 17% в начале XIX века у Англии), треть из которого была безлошадной и около 40% которого пахали пресловутой сохой.

Так вот, после Первой мировой войны, после революций и гражданской войны, и без того убогий уровень экономики катастрофически снизился: индустриальное производство упало в 12 (!) раз по сравнению с 1913 годом, а средний ВВП – с учетом сравнительно малой доли индустрии, стал вдвое-втрое ниже среднеафриканского.

Остановитесь здесь и постарайтесь представить себе страну, вдвое, а местами, и втрое более бедную, чем Африка начала века. Представили? – Ну и как? – Очевидно, что в этих диких условиях у страны не было иного выхода, кроме как демобилизация армии. Армия в 5 миллионов человек съедала бы все ресурсы страны и восстановить чтрану, вывести народ из критической нищеты не было никакой возможности, кроме ее сокращения.

Неудивительно, что решения о реформе армии принимались практически одновременно с переходом к НЭПу.

Первым шагом к сокращению армии и связанных с ее содержанием издержек, стала программа сокращения Вооруженных Сил, разработанная Троцким.

Программа была представлена в «Сообщении VIII съезду Советов о сокращении армии 29 декабря 1920 года». И принята к исполнению. Сокращение армии – всегда процесс крайне болезненный. В частности, та же проблема после Отечественной войны послужила, на мой взгляд главной причиной событий последовавших за смертью Сталина.

Однако, сокращение армии и экономия средств были не единственными целями реформы. Вместе с сокращением, Троцкий предложил отказаться от принципа постоянной кадровой армии в пользу армии, организованной по милиционно-территориальному принципу, согласно которому жители в мирное время служат по месту своего жительства.

Эта идея была своего рода одной из сторон более общей одной идеи Троцкого: идеи трудармий.

Фактически речь шла о том, что трудящиеся должны «днем работать на рабочих местах» и там же проходить военную подготовку, с тем, чтобы в случае войны превратиться в регулярные боевые подразделения.

С прицелом на такое видение общества Отсюда созданий организаций с весьма специфическими названиями, такими как "Совет труда и обороны СССР", в который был преобразован естественный для революции "Совет рабочей и крестьянской оборо́ны" (почувствуйте разницу в акцентах!).

Более того, во всем этом, помимо прочего, был безусловный элемент марксистского начетничества и отзвук восторга от французской революции: "Каждый гражданин страны, завоевавший свободу от капитала должен ее защищать с оружием в руках". Отсюда – милиционная идея: «победивший народ от мала до велика, все, как один, встает на защиту революционного отечества"... Более того, Троцкий утверждал, на этом основании, что поскольку милиция – это истинно «народная армия» то в ходе революционной войны за победу мировой революции, она покажет свое преимущество перед обычной, «кадровой» армией.

Позже, году в 1923, даже до Троцкого дошло, что «единая трудо-боевая армия» - это ... эээ… Мягко скажем, неэффективное образование. Как говориться, "универсальная утка умеет плавать, ходить и летать, но и то, и другое, и третье она делает плохо". Но осознание пришло поздно: армия уже к 1923 году оказалась полностью дезорганизаованной.

В начале 1924 года, специальная Комиссия ЦК РКП (б) (см. Ситуацию с Балтийским флотом сегодня) обследовавшая состояние Вооруженных Сил пришла к выводу, что «в настоящем своем виде Красная Армия небоеспособна». В январе 1925 года Пленум ЦК РКП (б) признал невозможным дальнейшее пребывание Л. Д. Троцкого на руководящей работе в армии. На основании этого решения Президиум ЦИК СССР 26 января 1925 года назначил Председателем Реввоенсовета СССР и Народным комиссаром по военным и морским делам СССР М. В. Фрунзе.

Однако, будучи заместителем и соратником Троцкого, Фрунзе, апеллирую к экономической необходимости, продолжил, с некоторыми изменениями, перевод армии на предложенные Троцким (а, на самом деле, в значительной мере им самим) территориально-милиционные рельсы. В своей речи от 14 марта 1924 г., выступая на Всесоюзном совещании по территориальным формированиям, Фрунзе отметил, что обстановка не благоприятствует переходу от постоянной армии к милиции. Однако, учитывая экономические преимущества милиционной системы, все же можно начать переход к ней в строго определенных пределах, но при этом ни в коем случае полностью не отказываться от кадровых частей.

Конечный итог был таким: около 75% соединений Красной армии были переведены на милиционную систему, остальные 25% остались кадровыми.

Надо заметить, что уровень мышления Троцкого и Фрунзе замечательно характеризуется одним малоизвестным планом, степеть безумия которого очевидна сегодня, но следы которого можно проследить даже в более поздней советской поэзии.

Еще в августе 1919 года Троцкий представил в Политбюро проект похода ... в Индию! Что характерно, архивы говорят, что идея похода принадлежала как раз М.Фрунзе, так что ничего удивительного, что доводить идеи Троцкого до практического применения было доверено именно ему. Фрунзе, устами Троцкого ставил вопрос о создании конного корпуса в 30-40 тыс. Человек (вспоминаем Павла Первого!), отмечая, что «путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии» ( См. мою «Зеленую крону»( Так что знаменитое: «...Но мы еще дойдем до Ганга,// но мы еще умрем в боях, // Чтоб от Японии до Англии//Сияла Родина моя», – имеет вполне известные по тому времени корни...

.. Нельзя сказать, что милиционная система не имеет право на жизнь. В значительной степени, она, например, реализована в Швейцарии. Есть однако, разница: Швейцария по географическим размерам – одна из самых маленьких стран мира. Ее площадь равна всего 41 284 км², а «обитаемая» площадь, за вычетом гор, и того меньше. Для сравнения, площадь одной только Московской области, занимающей в России 55 место из 85 регионов, включая города-регионы. Понятно, что в швейцарских условиях разница между территориально-милиционной системой и постоянной кадровой арией, поддерживаемой призывом невелика.
Более того, даже в условиях СССР милиционная система имела плюсы. Прежде всего, военная подготовка по месту работы позволило обеспечить минимальную подготовку довольно большой доли населения.

Однако, со стратегической точки зрения для такой гигантской страны как СССР, эта система была совершенно неадекватна хотя бы потому, что в этом случае будет неизбежно отсутствовать инфраструктура, готовая принять войска из других регионов страны, отстоящих на многие тысячи километров и ограничена возможность обеспечения взаимодействия между ними. Одно дело национальная гвардия, предназначение которой противодействие внутренней нестабильности: ее предназначение – решать местные проблемы, для нее территориальность естественна.

Другое дело – армия, задача которой оборона страны от внешней агрессии.

Но главная проблема территориально-милицейского образования была совершенно иной: мало того, что она по факту закрепляла локальные связи между военными и хозяйственными руководителями (особенно в свете идеи «трудармий») большинство командиров времен Гражданской были, неизбежно, не просто командирами, а «полевыми командирами» - то есть представляли из себя примерно то же, что представлял из себя упокоившийся Музыченко на Украине.

В результате, система привела к полному сращивание местной военной верхушки с верхушкой хозяйственной, партийной и... ну... и сами понимаете с кем еще. Опять же, смотри Балтийский флот.

Всё это продолжалось до преддверия войны, до момента, когда стало ясно, что наступило уже предвоенное время. Начало – известное Сталинское:” Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут.” (Речь на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности. 4 февраля 1931 г.). Это было утверждение, касающееся не только экономической , но и военной жизни страны.

Муаммар

Нами просто воспользовались...

Оригинал взят у hrono61 в Нами просто воспользовались...


"Меня забросали камнями, прокляли и выгнали с 6 детьми, - рассказывает мать Мохаммеда Манубея Буазизи, - Кричали, что я беру деньги за интервью, что мой сын умер, а им теперь жить без денег, без работы. Они рассказывают теперь, что Мохаммед обвешивал соседей на рынке, поэтому полицейские отняли у него весы, а он поджег себя в пьяном угаре. Я устала извиняться и плакать... Не могут простить, что первые пули попали в стены здесь, что за год цены поднялись вдвое, а работу потерял каждый третий...

Мохаммед Манубей Буазизи - это символ "жасминовой революции", давшей старт "демократии" на севере Африки. Революция началась на том самом месте, где поджег себя Мохаммед Буазизи.

"...Никто ничего не покупает, денег у людей нет, - говорит торговец Ахмед, - Когда здесь были беспорядки, мы все выбежали на площадь. Меня били так, что на голове живого места не осталось. Я готов был умереть - за что? Чтобы снова считать гроши?"

"...У вас говорят: вернулся в страну, страны не узнал. Я 30 лет в Париже грезил, что приеду, пройду по улицам, мне будут улыбаться. А я иду, и кругом толпа, массовка, получившая власть, и черные платки, и бороды, и все как будто несется в те, средние века, из которых я пытался достать этот народ. Я же режиссер, я все время пытаюсь понять, кто поставил этот абсурд?" - говорит режиссер Насер Кхемир.

Те, кто первыми вышел на сцену революции, в кафе на главной столичной площади. Фатма была первым блогером, попавшим в тюрьму за новости о бунте. Ее реплика: "Тунис в огне", - разлетелась по всему Интернету. Сегодня с братьями по виртуальному оружию она подводит итоги. "Не изменилось ничего, - рассказывает блогер Фатма Арабея, - та же чертова жизнь. У нас украли революцию, нами просто воспользовались". Кто и кем воспользовался - роли распределились уже на выборах. В списках главных героев-победителей нет имен революционеров. Большинство мест в новом парламенте у исламских националистов.

Ну и верх маразма: в Париже уже есть площадь, которую назвали именем символа жасминовой революции Мохаммеда Манубея Буазизи,а в его родном городе местные жители выгнали его мать к бениной матери. За эту революцию.

Но я не могу понять одного: почему наши бараны решили, что они чем-то лучше баранов африканских? Сказано ведь, что баран - он и в Африке баран, и в России.

И да, именно стадо этих баранов "Таймс" назвал "человеком года".
Хехе


Муаммар

Новое - хорошо забытое старое.

Можно много переваривать текстов.

Очень разных.

Звенящих натянутой тетивой, как у Сталиниста.
Прочувствованно-осмысленных, как у Путника.
Анатомически препарированных, как у Мюрида.
                                                                                                       НО!

Я предлагаю тем, кто меня зафрендил, посмотреть кусочек замечательного фильма и самим найти в нём Муаммара, Джибриля, сказать себе, кто такой мистер Стемпсон. Роже с сигарой тоже дать имя. Вообщем, я не могу на блюдце подавать, как все, не смотря ни на что, уважаемые блогеры, а предлагаю сделать это вам самим.
Буду рад, если то, что вы посмотрите придётся кстати.
Всем спасибо.